понедельник, 28 марта 2011 г.

Лицензия для проповеди по домам. Верховный суд США.

Как все началось
СТРАТТОН — небольшой американский поселок близ реки Огайо на границе штата с этим же названием и штата Западная Виргиния. Администрацию этого поселка с населением менее 300 человек возглавляет мэр. В 1999 году Страттон неожиданно попал в центр внимания общественности. Поселковые власти попытались обязать Свидетелей Иеговы и других получить лицензию, если они хотят посетить кого-либо из местных жителей и побеседовать на библейские темы.
Почему этот вопрос так важен? По ходу повествования вы увидите, что любой указ такого рода и действия властей, по сути, ограничивают права, основанные на свободе слова, не только Свидетелей Иеговы, но и всех людей, живущих в Соединенных Штатах.
Конфликт обостряется
Свидетели Иеговы из местного собрания «Уэлсвилл» уже много лет посещают жителей Страттона. С 1979 года несколько представителей поселковой власти стали выражать недовольство проповедью по домам. В начале 1990-х годов местный полицейский выгнал группу Свидетелей из поселка со словами: «Меня не волнуют ваши права!»
Конфликт достиг критической точки в 1998 году, когда мэр Страттона лично столкнулся с четырьмя женщинами, Свидетелями Иеговы. Они уезжали из поселка, поговорив с жителями, ранее проявившими интерес к беседам на библейские темы. По словам одной из этих женщин, мэр сказал, что, будь они мужчины, он бы посадил их за решетку.
Последний конфликт был вызван указом местных властей, «ограничивавшим агитацию, торговлю и сбор пожертвований по домам». В согласии с этим все, кто занимался какой-либо деятельностью, связанной с хождением по домам, должны были бесплатно получить лицензию от мэра. Свидетели Иеговы рассматривали такой указ как посягательство на свободу слова, вероисповедания и печати. Поэтому после того, как поселковые власти отказались пересмотреть свой указ, Свидетели предъявили иск в федеральный суд.
27 июля 1999 года состоялось слушание дела в федеральном суде южной части штата Огайо. Судья заявил, что указ поселковых властей не противоречит Конституции. Затем 20 февраля 2001 года апелляционный суд США шестого округа также заявил, что указ соответствует Конституции.
Тогда Общество Сторожевой башни, Библий и трактатов (Нью-Йорк) и местное собрание Свидетелей Иеговы «Уэлсвилл» обратились в Верховный суд США с просьбой пересмотреть дело.

Верховный суд принимает дело на рассмотрение
В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ Верховный суд США ежегодно принимал на рассмотрение для вынесения официального решения примерно по 80—90 дел из свыше 7 000 исков. Это составляет всего лишь около 1 процента.
В мае 2001 года Свидетели Иеговы подали ходатайство на истребование дела (для его пересмотра) в Верховный суд США. Они задали вопрос: «Можно ли конституционно причислить служителей Бога с многовековой духовной традицией проповеди Божьего Слова по домам к мелким торговцам, предъявляя тем самым к ним требование получать от местных властей лицензию на то, чтобы разговаривать о Библии и бесплатно предлагать библейскую литературу?»
15 октября 2001 года в юридический отдел Общества Сторожевой Башни сообщили, что Верховный суд США принял на пересмотр дело «Общество Сторожевой башни, Библий и трактатов (Нью-Йорк) и другие против поселка Страттон и других».
Приняв дело к рассмотрению, Суд ограничился конкретным вопросом, связанным со свободой слова, а именно: включает ли первая поправка к Конституции право человека беседовать с другими по какому-либо делу, не регистрируясь предварительно в органах государственной власти.
Теперь девять судей Верховного суда США должны были выслушать в прениях обе стороны. Присутствовали юристы как со стороны Свидетелей, так и со стороны администрации Страттона. Как разворачивались события на этом суде?


ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ПЕРВАЯ ПОПРАВКА К КОНСТИТУЦИИ США?

  «ПОПРАВКА I (УЧРЕЖДЕНИЕ КАКОЙ-ЛИБО РЕЛИГИИ, СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ, СЛОВА, ПЕЧАТИ, СОБРАНИЙ И ПЕТИЦИЙ). Конгресс не должен издавать законов, учреждающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное вероисповедание, ограничивающих свободу слова или печати или право людей мирно собираться и обращаться к Правительству с петициями о прекращении злоупотреблений» (Конституция США).
  «Первая поправка к Конституции США представляет основу демократических процессов в Соединенных Штатах. Первая поправка запрещает Конгрессу принимать законы, ограничивающие свободу слова, печати, мирных собраний и петиций. Многие считают свободу слова самой важной, основополагающей свободой. Первая поправка также запрещает Конгрессу принимать законы, в которых учреждается государственная религия или ограничивается свобода вероисповедания» (энциклопедия «Уорлд бук»). Интересно, что в деле «Кантуэлл против штата Коннектикут» (310 U.S. 296, 1940 год) Верховный суд США принял важное решение, тоже касающееся Свидетелей Иеговы, согласно которому первая поправка к Конституции США гарантирует, что не только Конгресс (федеральное правительство), но и местные власти (штаты и муниципалитеты) не имеют права принимать антиконституционные законы, посягающие на права, утвержденные первой поправкой к Конституции.



Первый шаг. Прения в Верховном Суде
ВЫСТУПЛЕНИЯ перед председателем Верховного суда Уильямом Ренквистом и восемью его коллегами должны были состояться 26 февраля 2002 года. Свидетелей Иеговы представляли 4 адвоката.
Ведущий адвокат Свидетелей Иеговы в начале своей речи привел яркий наглядный пример. «Представьте: в Страттоне 11 часов утра, суббота. [Затем он три раза постучал по кафедре.] „Доброе утро. Принимая во внимание последние события, я постарался выделить время на то, чтобы прийти к вам и сообщить нечто радостное, о чем еще говорил пророк Исаия. Эту же радостную весть проповедовал и сам Иисус Христос — то есть весть о Царстве Бога“».
Затем он добавил: «Будет ли преступлением ходить по домам в поселке Страттон и сообщать людям эту радостную весть без лицензии, выданной поселковыми властями?»
Вы не просите денег?
Судья Стивен Брайер, обращаясь к представителям Свидетелей Иеговы, прямо спросил: «Действительно ли ваши подзащитные не просят денег — ни цента,— а также не продают ни Библии, ни что-либо еще? Действительно ли они лишь говорят: „Мы хотим поговорить о религии“?»
Адвокат Свидетелей ответил: «Ваша честь, достоверно известно, что в поселке Страттон Свидетели Иеговы никогда не просили денег. Здесь, как и в других областях, они иногда могут упомянуть о добровольных пожертвованиях. [...] Мы не ставим целью проводить сбор денег. Мы просто хотим говорить с людьми о Библии».
На все ли нужна лицензия?
Судья Антонин Скалия задал важный вопрос: «Правильно ли я вас понимаю: чтобы поговорить с соседом о чем-то интересном, вы считаете, что нет никакой необходимости идти к мэру и просить на это разрешение?» Адвокат Свидетелей ответил: «На наш взгляд, Суд не должен одобрять указ, изданный правительством, которое обязывает гражданина получить лицензию, если он хочет прийти к другому гражданину и о чем-то поговорить».
Меняются аргументы меняется настрой
Теперь настало время выступить представителям администрации поселка. Главный представитель защиты пояснил сущность страттонского указа: «Власти охраняют государственный правопорядок, защищая неприкосновенность частной жизни людей, борясь с преступностью. Указ, запрещающий вести на частной территории какую-либо агитацию или торговлю, стучась в двери, требует от занимающихся такой деятельностью предварительно зарегистрироваться и иметь при себе лицензию».
Судья Скалия тут же перешел к сути вопроса: «Слышали ли вы, чтобы наш [Верховный] суд рассматривал какое-либо дело, связанное с выдачей лицензии подобного масштаба, запрещающей проводить агитацию, собирать пожертвования, вести какую-либо торговлю и даже обращаться к людям,— ну, например, с такими словами: „Я хочу поговорить с вами о Христе“ или „Я хочу поговорить об экологии“? Было ли у нас что-либо подобное?»
Судья Скалия добавил: «За последние 200 лет такой случай — неслыханное дело». Председатель Суда Ренквист усмехнулся: «Да вы столько еще не прожили!» Это вызвало в зале смех. Судья Скалия еще раз подчеркнул: «Масштабность всего этого — что-то новое для меня».
Идея потрясающая!
Судья Энтони Кеннеди поставил вопрос ребром: «Значит, по-вашему, нормально, что мне нужно обращаться к правительству за лицензией, если мне захочется поговорить с людьми в соседнем квартале (где я, возможно, не со всеми знаком) о том, что я обеспокоен тем, как собирается мусор, или, скажем, тем, как ведет себя наш конгрессмен, или чем-то еще. И для этого мне нужна лицензия? Потрясающе!»
Тогда судья Сандра Дэй О’Коннор спросила: «Ну а что вы скажете о празднике Хэллоуин, когда дети ходят по домам, выпрашивая подарки или угощения? Им тоже нужна лицензия?» Судьи О’Коннор и Скалия дальше развили эту линию рассуждений. Судья О’Коннор задала другой вопрос: «А если кто-то захочет пойти к соседу занять стакан сахара? Чтобы занять стакан сахара, мне нужно обратиться за лицензией?»
Свидетели Иеговы. Чем они занимаются?
Судья Дэйвид Сутер задал вопрос: «Почему указ распространяется на Свидетелей Иеговы? Они что — политические агитаторы, торговцы или попрошайки? Отнюдь». Представитель защиты подробно зачитал указ, добавив, что нижестоящий суд причислил Свидетелей Иеговы к этой категории. На что судья Сутер ответил: «Тогда у вас слишком расплывчатое представление об этой категории, если вы относите к ней Свидетелей Иеговы».
Затем судья Брайер зачитал словарные определения занятий, в которых обвиняют Свидетелей, показав, что данные термины не имеют к ним никакого отношения. Он также сказал: «В вашей записке по делу я не нашел объяснения, с какой целью от этих людей [Свидетелей Иеговы], которые не заинтересованы ни в сборе денег, ни в продаже, ни в выборах, требуют обращаться в администрацию поселка за регистрацией. Так какая же цель у властей?»
Право выражать свои мысли и мнения
Представитель администрации поселка ответил, что «цель властей — защитить владельцев частной собственности от надоедливых визитеров». Потом он пояснил, что власти стараются защитить поселок от воровства и всякого рода преступлений. Судья Скалия зачитал указ, показывая, что мэр может требовать дополнительную информацию о просителе лицензии и о его намерениях, чтобы «точно описать, какого рода право он просит». Он подчеркнул: «Зачем нужно какое-то особое право выражать свои мысли и мнения, убеждая в чем-либо своих сограждан... Мне этого не понять!»
Судья Скалия продолжил свою аргументацию: «Значит, каждому, прежде чем позвонить в чью-либо дверь, нужно сдать отпечатки пальцев в администрацию поселка? При довольно малой вероятности преступления, будет ли убедительной причиной требовать регистрации от всякого, кто хочет позвонить кому-либо в дверь? Естественно, нет».
Защита населения?
Использовав предоставленные защите 20 минут для выступления, представитель администрации поселка передал слово генеральному прокурору штата Огайо. Он заявил, что данный указ защищает население от визитов незнакомцев, «которые, несомненно, как непрошеные гости, приходят к нам домой... и, думаю, что могу сказать от имени всего поселка: мы обеспокоены такого рода деятельностью».
Тогда судья Скалия заметил: «Но ведь в поселке есть и люди, которые с удовольствием разговаривают со Свидетелями Иеговы. Такие люди, возможно, сидят дома одни и рады возможности с кем-нибудь поговорить. И Свидетелям все равно нужно регистрироваться, чтобы получить право позвонить в их дверь?»
«Довольно скромное ограничение»
Во время разбирательства судья Скалия подчеркнул важную мысль: «Всем известно, что самое безопасное место на свете — там, где царит тоталитарный режим и диктатура. Преступлений там совсем немного. Общеизвестно: за свободу всегда приходится платить тем, что в некоторой степени повышается вероятность правонарушений. Вопрос вот в чем: предотвратят ли предпринимаемые меры преступную деятельность и стоит ли ради этого ограничивать право звонить кому-либо в дверь?» Генеральный прокурор ответил: «Это довольно скромное ограничение». Однако, как возразил судья Скалия, это ограничение настолько скромное, что «мы не вспомним ни одного дела, когда местные власти принимали бы подобный указ. Я бы не назвал это ограничение скромным».
В итоге один из судей заставил генерального прокурора признать: «Не осмелюсь сказать, что можно запретить людям звонить или стучать кому-либо в дверь». На этой ноте он закончил свое выступление.
В завершение слушания адвокат Свидетелей отметил, что исполнение данного указа трудно проконтролировать. Он объяснил: «Я могу прийти в поселковый совет и сказать: „Я [такой-то, такой-то]“, получить лицензию и идти стучаться в двери людей». Он также отметил, что мэр уполномочен отказать в выдаче лицензии человеку, который утверждает, что не имеет отношения к той или иной организации». Он сказал: «Мы считаем, что в этом случае решение принимается по личному усмотрению властей. Я позволю себе отметить, что наша [Свидетелей Иеговы] деятельность затрагивает саму суть первой поправки к Конституции США».
Вскоре председатель Верховного суда Ренквист завершил прения словами: «Дело будет рассмотрено Верховным судом». Весь процесс длился немногим больше часа. Но насколько он был важен, видно из мотивированного решения Суда, которое было предано огласке в июне.

Верховный Суд защищает свободу слова
РЕШАЮЩИЙ МОМЕНТ настал 17 октября 2002 года, когда Верховный суд опубликовал свое решение. К какому же заключению пришел Суд? Заголовки газет говорят сами за себя: «Суд снял ограничение на деятельность Свидетелей Иеговы» («Нью-Йорк таймс»), «Решение Верховного суда: лицензия не требуется» («The Columbus Dispatch», штат Огайо), «Стучать в дверь можно без разрешения властей» («The Plain Dealer», Кливленд, штат Огайо), «Свобода слова побеждает» (обзорные статьи «Ю-Эс-Эй тудей»).
Решения нижестоящих судов были отменены большинством голосов (8 против 1!). Судья Джон Пол Стивенс подготовил официальное 18-страничное решение Суда. Оно однозначно подтверждает, что право Свидетелей Иеговы на духовную деятельность защищено первой поправкой к Конституции США. В этом документе Суд пояснил, что Свидетели не обращались за лицензией, поскольку, по их словам, «проповедовать их уполномочивает Священное Писание». Затем Суд огласил показания, записанные Свидетелями в кратком изложении дела: «Мы считаем, что просить у властей лицензию на то, чтобы проповедовать, было бы оскорблением для Бога».
В судебном решении говорилось: «В течение уже более 50 лет Суд снимал ограничения с различного рода деятельности, проводимой по домам: со сбора голосов, пожертвований, с распространения печатных изданий и т. п. И неслучайно, что большинство этих судебных дел, связанных с нарушением прав, гарантируемых первой поправкой к Конституции США, были представлены в Суд Свидетелями Иеговы, которые, согласно канонам своей религии, проводят служение по домам. Как отмечалось в деле „Мердок против штата Пенсильвания“ (1943 год), “Свидетели Иеговы убеждены, что следуют примеру апостола Павла, обучая людей „всенародно и по домам“ (Деяния 20:20). Они буквально понимают записанные в Библии слова: „Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари“ (Марка 16:15). Поступая так, они верят, что следуют повелению Бога“».
В решении Суда также приводились слова из дела 1943 года: «Такой вид религиозной деятельности имеет столь же высокий статус с точки зрения первой поправки к Конституции США, что и церковные богослужения и проповеди с кафедры. Эта деятельность защищена теми же правами, что и общепринятые традиционные богослужения». В решении Суда также цитировались слова из дела 1939 года: «Требование приобретать лицензию — значит налагать цензуру, что сводит на нет свободное, беспрепятственное распространение листовок, наносит сокрушительный удар по самым основным правам, гарантируемым Конституцией» (курсив их.— Ред.).
Затем Суд подчеркнул важную мысль: «Эти случаи показывают, что борьба Свидетелей Иеговы против ущемления свободы слова направлена на защиту не только их прав». Как отмечалось в судебном решении, «указы, подобные изданному в Страттоне, угрожают свободе слова не только Свидетелей, но и многих других простых людей».
В решении также говорилось, что данный указ «унизителен — он не только сводит на нет ценности, утвержденные первой поправкой к Конституции, но и ставит под вопрос само понятие свободного общества, если в повседневной жизни человек обязан информировать власти о своем желании поговорить с соседями и получить на это разрешение... Закон, требующий получения лицензии на такие разговоры, грубо нарушает конституционные принципы — наше национальное достояние». Далее в решении говорилось о «пагубных последствиях такого требования».
Угроза преступности
На самом ли деле эта лицензия защищает граждан от воровства и прочих преступлений? Суд постановил: «Хотя беспокоиться о благополучии граждан уместно, прецедент указывает на необходимость учитывать не только подобные опасения, но и влияние принимаемых законов на права, утвержденные первой поправкой к Конституции».
Далее в решении Суда говорилось: «Маловероятно, что отсутствие лицензии помешает преступникам стучать в двери и вступать в разговоры, выходящие за рамки указа. Они, например, могут спрашивать дорогу или просить разрешения позвонить... а также могут беспрепятственно зарегистрироваться под чужим именем».
Ссылаясь на решения, принятые в 1940-х годах, Суд подчеркнул: «Формулировки, использованные в судебных решениях времен Второй мировой войны, которые не раз защищали истца [Свидетелей Иеговы] от мелких нападок, указывают на то, что Суд принимал во внимание свободы, гарантированные первой поправкой к Конституции, которые затрагиваются и в данном случае».
К какому же заключению пришел Суд? «Решение апелляционного суда было отменено, и дело возвращено для дальнейшего рассмотрения в этот же суд в соответствии с данным судебным решением. Таково постановление Суда».
Итак, дело закончилось тем, что, по словам «Чикаго сан-таймс», большинством голосов (8 к 1) «Суд поддержал Свидетелей Иеговы».
Что принесет будущее?
Как Свидетели Иеговы из собрания «Уэлсвилл» отнеслись к победе в Верховном суде? Несомненно, для них это не повод для хвастовства, ведь это поставило бы жителей Страттона в неловкое положение. Свидетели не затаивают обиды на добропорядочных жителей поселка. Грегори Кухар, один из местных Свидетелей, сказал: «Мы не хотели обращаться в суд. Но указ по своей сути абсолютно неправилен. Мы боролись не только за свои права, но и за права всех».
Факты говорят о том, что Свидетели всячески старались не раздражать местных жителей. Джин Кунц объяснил: «Последний раз мы проповедовали в Страттоне 7 марта 1998 года — более 4 лет назад». Он добавляет: «Мне лично сказали, что меня арестуют. В течение последних лет полиция многократно угрожала нам арестом». Тогда мы попросили показать нам указ в письменной форме. Ответа так и не последовало».
Джин Кунц сказал: «Мы хотим сохранять хорошие отношения с теми, кто живет рядом с нами. Если кто-то не желает, чтобы мы приходили к нему, мы с уважением относимся к его решению. Но есть и те, кто настроен к нам дружелюбно и с удовольствием беседует с нами о Библии».
Грегори Кухар объяснил: «Мы подали в суд не с целью досадить жителям Страттона. Мы просто хотели посредством закона защитить свободу слова, гарантированную Конституцией».
Он также добавил: «Мы надеемся, что в конце концов снова сможем проповедовать в Страттоне. Я с удовольствием первым постучусь в чью-либо дверь. Ведь, согласно повелению Христа, мы обязательно должны вернуться туда».
Решение Суда по делу «Общество Сторожевой Башни против поселка Страттон» получило широкий общественный резонанс. Узнав о решении Верховного суда, целый ряд представителей местных властей в США признали, что указы подобного рода не распространяются на деятельность Свидетелей Иеговы. Сегодня ограничения, связанные с проповедью по домам, были устранены в 90 населенных пунктах Соединенных Штатов.



 «СВИДЕТЕЛИ ИЕГОВЫ ОПЯТЬ ПОБЕДИЛИ»
  Чарлз Хейнз, теолог, директор образовательных программ в Центре первой поправки к Конституции Соединенных Штатов написал вышеприведенные слова в Интернете (Web-сайт Freedom Forum) под заголовком «Свобода вероисповедания». Он писал: «На прошлой неделе Свидетели отметили свою 48-ю победу в Верховном суде. Это одно из целого ряда выдающихся судебных решений, значительно расширивших конституционные свободы всех американцев». Он предупреждал: «Не стоит забывать, что если государство имеет власть ограничить свободу одной конфессии, то оно может ограничить свободу любой из них — или всех конфессий. [...] Конечно, у людей есть право не слушать Свидетелей и закрыть перед ними дверь. Но государство не должно решать, кому дозволено стучать в дверь, а кому нет. Спасибо Верховному суду!»
  Хейнз заключает: «Мы все должны быть благодарны Свидетелям Иеговы. Сколько бы их ни оскорбляли, ни гнали и даже ни нападали на них физически, они не перестают бороться за свою (и за нашу) свободу вероисповедания. И их победа — наша победа».


ПРЕССА О РЕШЕНИИ ВЕРХОВНОГО СУДА
«Суд поддержал Свидетелей Иеговы. Для проповеди по домам лицензия не нужна
  Стуча в двери людей, Свидетели Иеговы всегда считали, что в этом деле их поддерживает Бог. Теперь они пользуются еще и поддержкой Верховного суда» («Чикаго сан-таймс», 18 июня 2002 года).
«Свобода слова побеждает
  В следующий раз, когда Свидетели Иеговы прервут ваш обед, вы можете воспользоваться случаем и поблагодарить их. Твердо придерживаясь своих принципов, эта немногочисленная религиозная группа, едва насчитывающая 1 миллион человек [в Соединенных Штатах], вероятно, сделала для защиты свободы слова каждого отдельного американца больше, чем какая-либо другая организация. [...]
  Для Свидетелей обращаться в Верховный суд — обычное дело. На протяжении более 65 лет, выступая против тирании большинства, они выиграли свыше двадцати процессов» («Ю-Эс-Эй тудей», 18 июня 2002 года).
«Суд решил: стучать в дверь конституционное право. Победа Свидетелей Иеговы
  В понедельник Верховный суд США постановил, что политики, религиозные группы, девочки-скауты и другие имеют конституционное право приходить к людям и распространять свои идеи без лицензии от местных властей!» («Сан-Франциско кроникл», 18 июня 2002 года).
«Верховный суд: Свидетелей Иеговы и девочек-скаутов остановить невозможно
  ВАШИНГТОН. Конституция защищает право миссионеров, политиков и других стучать в двери людей без получения на то лицензии от местных властей. Такое решение вынес сегодня Верховный суд. [...]
  Большинством голосов (8 против 1) Суд постановил, что первая поправка к Конституции гарантирует свободу слова. Это включает в себя право сообщать что-либо людям, когда мы приходим к ним» («Стар трибюн», 18 июня 2002 года).

Источник: журнал «Пробудитесь!» от 8 января 2003 года


четверг, 24 марта 2011 г.

Заявление представителей гражданских организаций

ПРЕСЛЕДОВАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ ИЕГОВЫ В РОССИИ: РЕАБИЛИТИРОВАННЫЕ СНОВА ПОДВЕРГАЮТСЯ РЕПРЕССИЯМ

ЗАЯВЛЕНИЕ

   Мы, представители гражданских организаций, поддерживая инициативу международной правозащитной сети в поддержку призывников, военнослужащих и альтернативнослужащих, выражаем обеспокоенность нарушениями прав религиозных общин Свидетелей Иеговы в Российской Федерации.
   Обращение международной сети к этой проблеме объясняется, в том числе, тем, что именно Свидетели Иеговы были и остаются самыми последовательными отказниками от военной службы и составляют значительную часть альтернативнослужащих в тех странах бывшего СССР, где альтернативная гражданская служба (АГС) существует. Там же, где АГС еще нет, или где она мало отличается от военной, Свидетели Иеговы следуют своему учению вплоть до уголовного преследования и тюремного заключения.
   Существенные ограничения вероисповедной свободы Свидетелей Иеговы, равно как и ряда других «нетитульных» религиозных сообществ, происходят в настоящее время не только в России, но и в Азербайджане, Армении, Беларуси, других государствах региона. В Таджикистане, Туркменистане, Узбекистане деятельность Свидетелей Иеговы запрещена. Отказ от службы в армии используется при этом как одно из обоснований государственной борьбы с ними.
   Защита верующих от противоправных преследований (пусть даже узаконенных и санкционированных небеспристрастным судом) актуальна всюду, где бы таковые ни происходили. Но сегодня мы считаем делом первостепенной важности обратить особое внимание на положение Свидетелей Иеговы в России, где складывается ситуация, переходящая из стадии многочисленных нарушений конституционных прав и свобод верующих этой конфессии в стадию настоящих гонений.
   Основанием преследований Свидетелей Иеговы, придающим действиям российских властей видимость законности, стало обвинение в экстремистской деятельности, базирующееся исключительно на отнесении правоохранительными органами распространяемой Свидетелями религиозной литературы (журналов «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь!») к экстремистским материалам. Признание материалов экстремистскими основывается на недобросовестных, «заказных» экспертизах, проводимых отобранными прокуратурой экспертами.
   «Экстремистскими» объявляются утверждение Свидетелями Иеговы превосходства своей религии, критика ими других конфессий, наличие в текстах негативных оценок православных и иных священнослужителей. Свойственное всем авраамическим религиям (иудаизму, христианству, исламу) утверждение своей исключительной истинности трактуется прокуратурой и судом как разжигание религиозной ненависти и вражды, пропаганда религиозного превосходства, оскорбление чувств верующих (что по Федеральному закону «О противодействии экстремистской деятельности» представляет собой признаки экстремизма). 
   Признание экстремистами превращает десятки тысяч верующих в преступников, подпадающих под статьи 280 и 282-2 УК РФ (этими статьями караются публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности и участие в деятельности религиозного объединения, в отношении которого судом принято вступившее в законную силу решение о признании его экстремистским). Такие решения уже принимаются судами, одно вступило в законную силу. Уголовное преследование за веру в любой день может стать реальностью.
   11 сентября 2009 года Ростовский областной суд по заявлению прокуратуры признал экстремистской религиозную организацию Свидетелей Иеговы в Таганроге и запретил ее деятельность. Экстремистскими признаны 34 наименования духовной литературы, изъятой в общине. 8 декабря 2009 года это решение было утверждено Верховным Судом РФ и вступило в законную силу.
   Экстремистскими признаны такие тексты: «Ложные религии, в том числе и христианский мир, уже давно поддерживают недозволенные отношения с царями земными“, но это приведет к разорению ложной религии. […] Вот уже не одно десятилетие мы призываем людей выйти из ложной религии и принять истинное поклонение (Откровение 18: 4, 5)» («Сторожевая башня», май 1999 года).
   Вывод эксперта, положенный в основу судебного решения: «Создан негативный образ традиционного христианства, сформулирована мысль о необходимости дистанцироваться от этой религии, как и других религий, отличающихся от учения Свидетелей Иеговы. Следовательно, в тексте содержится пропаганда превосходства учения Свидетелей Иеговы и неполноценности иных религий».
   Аналогичные процессы с подачи прокуратуры разворачиваются по всей стране. Так, Горно-Алтайским городским судом 1 октября 2009 года принято решение об отнесении к экстремистским еще 18-ти материалов Свидетелей Иеговы. Данное решение оспорено и на момент написания настоящего заявления не вступило в законную силу. 23 декабря 2009 года Теучежская районная прокуратура города Адыгейска Республики Адыгея по результатам проверки местной религиозной организации Свидетелей вынесла 11 предостережений о недопустимости экстремистской деятельности. Все предостережения относятся только к фактам распространения изданий, признанных экстремистскими Ростовским облсудом. Никаких иных «экстремистских» действий общине не вменяется.
   28 декабря 2009 года аналогичное предостережение вынесено прокуратурой Архангельской области. Опять-таки весь обнаруженный «экстремизм» - изъятая у верующих религиозная литература, легально распространяемая по всему миру на 180 языках ежемесячным тиражом более 76 миллионов экземпляров.
   Считаем необходимым особо отметить фигурирующее в решении по Таганрогскому делу обвинение Свидетелей Иеговы в побуждении членов организации к отказу от исполнения гражданских обязанностей. Такие действия не отнесены к экстремистским, но влекут согласно статье 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» ликвидацию религиозной организации и запрет ее деятельности.
   По мнению суда, доказательством «побуждения» служит уклонение одного из верующих от прохождения альтернативной гражданской службы. При этом сотни Свидетелей Иеговы, ежегодно направляемых на АГС, в том числе, из Ростовской области, безотказно служили и служат, не взирая на тяготы и низкую заработную плату.
   Случаи отказа от прохождения АГС действительно есть, но они обусловлены несовершенством Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе», допускающего ее прохождение в организациях военной подведомственности. Свидетели Иеговы, направленные на военные заводы, пусть даже в подразделения, не связанные с оборонным производством, принимают решение, следуя голосу совести. Они не отказываются от АГС, но требуют подлинно гражданской службы, а не ее профанации (тем более что закон не запрещает учитывать волеизъявление направляемого на АГС гражданина в пределах утвержденного перечня мест прохождения службы).
   Помимо судебного и прокурорского Свидетели Иеговы испытывают жесткое давление региональных и местных органов исполнительной власти. В нарушение статьи 28 Конституции России, гарантирующей право каждого исповедовать свою религию, включая право распространять вероучение и действовать в соответствии с ним, власти препятствуют верующим в проповедническом служении, проведении конгрессов, вынуждают арендодателей расторгать с общинами арендные договоры, изымают выделенную раньше для строительства землю, угнетают бесчисленными проверками, устраивают облавы и прерывают собрания. Такие действия властей с позиций международного антидискриминационного права могут быть квалифицированы как унижающее достоинство обращение, так как создают вокруг «неугодного» верующего угрожающую, враждебную, унижающую, оскорбительную или запугивающую атмосферу.
   Утверждение Верховным Судом РФ решения о ликвидации таганрогской организации перевело расправу со Свидетелями на новый уровень. Теперь их можно законно задерживать не только в Ростовской области, но и по всей стране за распространение «экстремистских материалов». Сообщения о таких фактах уже поступают. Например, 8 января 2010 года в городе Почеп Брянской области двое верующих были задержаны и доставлены в ОВД за «незаконную проповедь» и «распространение экстремистской литературы».
   Свидетели Иеговы были жертвами преступного государственного насилия и в гитлеровской Германии, и в СССР. Тысячи семей советское государство подвергло ссылке в Сибирь и Казахстан, множество верующих было арестовано и прошло через лагеря за принадлежность к «изуверской антисоветской секте». После принятия в 1991 году Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» Свидетели Иеговы были реабилитированы. Закон объявил судебные и внесудебные преследования Свидетелей Иеговы произволом тоталитарного государства.
   Тот Закон не отменен. Но верующих, среди которых многие имеют удостоверение реабилитированных, вновь тащат в суд. Только устаревшее слово «антисоветская», которым была заклеймена их вера, заменено современным «экстремистская». Российские правозащитные организации приложили немало усилий для принятия Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе», для улучшения условий ее прохождения и правового просвещения призывников. Сегодня, когда срок АГС составляет 21 месяц, все больше молодых людей выбирает гражданскую службу по убеждениям, не связанным с религией. Но до 2007 года, пока срок АГС был самым продолжительным в мире – 42 месяца, правозащитники не считали себя вправе рекомендовать такую альтернативу, бывшую скорее наказанием за отказ от военной службы.
   Свидетели Иеговы не побоялись такого срока. Граждане России должны быть благодарны им, выдержавшим и вытянувшим на себе первый, самый тяжелый период становления АГС в России. Мы призываем все ветви и уровни российской власти увидеть, сколь безобразно и кощунственно после всего пережитого Свидетелями Иеговы в ХХ веке вновь разворачивать против них религиозные гонения.
   Обращаемся к Президенту России с призывом использовать имеющиеся у него правовые и политические возможности для прекращения расправы над верующими гражданами России, выступить гарантом их религиозной свободы. Обращаемся к Генеральному прокурору РФ с призывом остановить превращение подчиненного ему ведомства в духовную инквизицию, признать приоритет прав и свобод человека и внести надзорные представления на неправосудные судебные решения в отношении Свидетелей Иеговы.
   Обращаемся к Уполномоченному по правам человека в РФ, Общественной палате РФ, Совету при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека с призывом приложить усилия к прекращению государственной травли религиозных меньшинств.

20 января 2010 года

Лев Левинсон, эксперт Института прав человека, заведующий Библиотекой правозащитной литературы, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ (Москва)

Елена Тонкачева, председатель правления Фонда развития правовых технологий (Киев, Украина)

Ольга Смолянко, директор Просветительского учреждения «Центр правовой трансформации» (Минск, Беларусь)

Алекс Постика, директор Ассоциации «Promo-LEX» (Кишинев, Молдова)

Эльдар Зейналов, директор Правозащитного центра Азербайджана (Баку, Азербайджан)

Дилафруз Самадова, Ассоциация Молодых Юристов «Ампаро» (Душанбе, Таджикистан)

Хуршеда Рахимова, Ассоциация Молодых Юристов «Ампаро» (Душанбе, Таджикистан)

Арсений Рогинский, председатель Правления Международного Историко- Просветительского, Правозащитного и Благотворительного общества «Мемориал» (Москва)

Сергей Кривенко, член Правления Международного Историко-Просветительского, Правозащитного и Благотворительного общества «Мемориал», член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (Москва)

Светлана Ганнушкина, председатель Региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие», член Правления Международного Историко-Просветительского, Правозащитного и Благотворительного общества «Мемориал» (Москва)

Олег Орлов, председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал" (Москва)

Елизавета Джирикова, директор Гуманитарно-благотворительного центра «Сострадание», член Международного совета центров реабилитации жертв пыток (Москва)

Людмила Вахнина, член Совета Правозащитного центра «Мемориал» (Москва)

Владимир Шнитке, председатель Санкт-Петербургского отделения общества «Мемориал»

Александр Калих, председатель Пермского краевого отделения Международного общества «Мемориал»

Ирина Кизилова, руководитель общественной правозащитной приемной Пермского Молодежного «Мемориала»

Игорь Сажин, председатель Коми правозащитной комиссии «Мемориал» (Сыктывкар)

Вячеслав Битюцкий, председатель Воронежской городской общественной историко- просветительской организации «Мемориал»

Анна Пастухова, руководитель Городской общественной организации «Екатеринбургское общество «Мемориал»

Елена Макей, эксперт Городской общественной организации «Екатеринбургское общество «Мемориал»

Виктор Кучериненко, член Правления Международного Историко-Просветительского, Правозащитного и Благотворительского общества «Мемориал» (Москва)

Ольга Смоленчук, заместитель председателя Совета Хибинского общества «Мемориал» (Апатиты, Мурманская область)

Лидия Графова, журналист-правозащитник (Москва)

Юрий Джибладзе, президент Автономной некоммерческой организации «Центр развития демократии и прав человека», член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (Москва)

Андрей Калих, координатор программ Автономной некоммерческой организации «Центр развития демократии и прав человека» (Москва)

Александр Верховский, директор Информационно-аналитического центра «Сова» (Москва)

Галина Кожевникова, заместитель директора Информационно-аналитического центра «Сова» (Москва)

Герман Алеткин, директор Центра миротворческих и правозащитных действий (Казань)

Элла Полякова, председатель Региональной общественной правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга»

Татьяна Михайлова, председатель Комитета солдатских матерей Орловской области (Ливны)

Нина Терехова, председатель Костромской областной общественной организации «Комитет солдатских матерей»

Валентина Старовойтова, председатель Орловской региональной общественной организации «Совет солдатских матерей»

Татьяна Котляр, депутат Законодательного Собрания Калужской области (Обнинск)

Александр Никитин, председатель Саратовского правозащитного центра «Солидарность»

Ольга Гнездилова, адвокат, правовой советник Межрегиональной правозащитной группы (Воронеж)

Наталья Караваева, директор Регионального общественного фонда «Международный стандарт» в Республике Башкортостан (Уфа)

Эмма Фельдштейн, директор региональной общественной организации «Дзержинский правозащитный центр Нижегородской области»

Татьяна Харук, консультант региональной общественной организации «Дзержинский правозащитный центр Нижегородской области»

Василий Адрианов, правозащитник (Калининград)

Кирилл Шулика, ответственный секретарь общественного объединения МГО СПС (Москва)

Алексей Козлов, директор Благотворительного Фонда "За экологическую и социальную справедливость", член исполнительного комитета Европейской Федерации Зеленых (Воронеж)

Наталья Звягина, Межрегиональный общественный фонд "Голос» (Воронеж)