среда, 13 июля 2011 г.

23 июня 1993 года. Дело Хофман против Австрии.

 СОВЕТ ЕВРОПЫ

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ДЕЛО ХОФМАН ПРОТИВ АВСТРИИ

(15/1992/360/434)

СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ

г. СТРАСБУРГ

23 июня 1993 г.

Опубликованная версия этого судебного решения вскоре появится в печати в виде тома 225-C Серии А "Отчетов о судебных решениях и постановлениях". Эту серию можно получить, обратившись к издателю Carl Heymanns Verlag KG (Luxemburger Strasse 449, D - 5000 Koln 41), который также организует распространение этой серии при посредничестве агентов в ряде стран, перечисленных на следующей странице.

Список агентов

Бельгия: Etablissements Emile Bruylant (rue de la Regence 67, B - 1000 Bruxelles)

Люксембург: Librairie Promoculture (14 rue Duchscher (place de Paris), B.P. 1142, L - 1011 Luxembourg-Gare)

Нидерланды: B.V. Juridische Boekhandel & Antiquariaat A. Jongbloed & Zoon (Noordeinde 39, NL - 2514 GC The Hague)


РЕЗЮМЕ

Решение судейской палаты

Австрия - матери отказано в родительских правах после развода из-за ее принадлежности к организации Свидетелей Иеговы.

I. Рассмотрение статьи 8 отдельно и совместно со статьей 14

Решение Верховного суда, обязывающее передать детей на воспитание отцу, является посягательством на право матери на уважение ее семейной жизни.

Учитывая характер предъявленных обвинений, следует рассмотреть дело на основании статьи 8 совместно со статьей 14.

Европейский суд не исключает, что, в зависимости от обстоятельств дела, факторы, положенные в основе решения Верховного суда (отказ от общепринятых праздников, неприятие переливания крови, положение меньшинства в обществе) могут в отдельности перевесить исход дела в пользу одного из родителей. Однако, наряду с этим Верховным судом был использован новый документ, а именно Федеральный Закон "О религиозном воспитании детей", который, очевидно, стал решающим. Поэтому, Европейский суд признает, что разница в подходе к разбирательству была обусловлена религией.

Преследуемая цель, а именно - охрана здоровья и прав детей, была правомерной.

В тех вопросах, в которых Верховный суд не опирался исключительно на Федеральный Закон "О религиозном воспитании детей", он рассматривал факты иначе, чем нижестоящие судебные инстанции, чьи рассуждения, кроме того, были поддержаны экспертным заключением психолога. Несмотря на все возможные противоположные доводы, неодинаковый подход, основанный по сути на разнице в религии, неприемлем. Следовательно, не существует разумного пропорционального соотношения между использованными средствами и преследуемой целью.

Заключение: Нарушение статьи 8 при ее рассмотрении совместно со статьей 14 (5 голосами против 4); нет необходимости рассматривать дело, используя статью 8 особо (единогласно).

II. Статья 9

При рассмотрении статьи 9 отдельно и совместно со статьей 14 не возникает никаких особых вопросов.

Заключение: Нет необходимости рассмотреть жалобу (единогласно).

III. Статья 2 Протокола №1

Жалоба в суде не разбиралась.

Заключение: У Суда нет причины настаивать на ее рассмотрении (единогласно).

IV. Статья 50

Определенная сумма присуждена на покрытие платежей и издержек (8 голосами против 1).

Прецедентное право, на которое ссылался Суд:

26.11.1991, Санди Таймс против Великобритании (№2);

23.10.1990. Дарби против Швеции.

В деле Хофман против Австрии,

Европейский суд по правам человека, заседающий в соответствии со Статьей 43 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Конвенция") и относящимися к делу положениями Правил суда, как коллегиальный орган в составе судей:

г-на Р. Бернхардта, председателя,

г-на Ф. Матшера,

г-на Л.-Е. Петтити,

г-на Б. Уолша,

г-на К. Руссо,

г-на Н. Вальтикоса,

г-на И. Фойгеля,

г-на М. А. Лопес Роча,

г-на Г. Мифсуд Бонничи,
а также г-на М.-А. Эйссена в качестве регистратора и г-на Х. Петцольда в качестве помощника регистратора,

После совещания на закрытых заседаниях 29 января и 26 мая 1993 г.,

Вынес следующее решение, принятое в последнюю из указанных дат:

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Дело было направлено в Суд Европейской комиссией по правам человека ("Комиссия") 13 апреля 1992 года в трехмесячный срок, оговоренный в п.1 статьи 32 и статье 48 Конвенции. Это дело возбуждено гражданкой Австрии госпожой Ингрид Хофман, которая обратилась в с заявлением (№ 12875/87) от 20.02.1987 года согласно статье 25.

Комиссия сослалась на статьи 44 и 48 а также на Декларацию о признании Австрией обязательность юрисдикции Суда (статья 46). Основной причиной обращения в Суд послужила необходимость в принятии решения о том, обнаруживают ли факты этого дела нарушение государством-ответчиком своих обязательств по статьям 8, 9, 14 Конвенции и статье 2 Протокола №1 к Конвенции.

2. В ответ на запрос, поданный в согласии с п. 3 (д) пункта 33 Правил суда, госпожа Хофман заявила, что она хотела бы принять участие в судебном разбирательстве и назначить адвоката как своего представителя (Правило 30). Председатель разрешил последнему вести дело на немецком языке (п. 3 Правила 27).

3. В процессе формирования Коллегии в нее вошли г-н Ф. Матшер, избранный судья Австрии (статья 43 Конвенции), и г-н Р. Риссдал, Председатель суда (п. 3 (б) Правила 21). 25 апреля 1952 года в присутствии Регистратора Председатель Суда путем жеребьевки определил имена остальных семи членов, а именно: г-на Л.-Е. Петтити, г-н Б. Уолш, г-на Р. Макдональда, г-на К. Руссо, г-на Н. Вальтикоса, г-на И. Фойгеля и г-на Г. Мифсуд Бонничи. Место г-на Макдональда позже занял г-н М. А. Лопес Роча, замещающий судья, в связи с отсутствием первого (п. 1 Правила 22).

4. Г-н Риссдал принял на себя обязанности Председателя Коллегии (п. 5 Правила 21) и при посредничестве Регистратора консультировал представителя австрийского правительства ("Правительство"), адвокатов заявителя и делегата Комиссии по вопросам организации процесса (п. 1, 38 Правила 37). Следуя окончательным распоряжениям и инструкциям, памятные записки заявителя и Правительства были направлены в канцелярию Суда соответственно 17.09.1992 и 21.09.1992. Секретарь Комиссии назначил делегата, который должен был бы представить свои наблюдения в ходе слушания.

5. Согласно решению Председателя открытое слушание было проведено в Здании Прав Человека г. Страсбурга 25.01.1993. До слушания Суд провел предварительное совещание. Г-н Р. Бернхардт, заместитель Председателя Суда, заменил г-на Риссдала, который не смог присутствовать (2 абзац п. 5 Правила 21).

Перед Судом предстали:

а) от имени Правительства

г-н У. Окресек, Федеральная Канцелярия, Представитель,

г-н. Хог, Федеральное Министерство иностранных дел, Советник;

б) от имени Комиссии

г-жа Дж. Лиди, Делегат;

в) от имени заявителя

г-н Р. Колхофер, Rechtsanwalt, Адвокат,

г-н А. Гарей, Avocat, Адвокат,

г-н Г. Ренолднер, Советник.

Суд выслушал их обращения и ответы на поставленные членами Коллегии вопросы.

ОПИСАНИЕ ФАКТОВ

I. Обстоятельства дела

А. Введение

6. Г-жа Ингрид Хофман является гражданкой Австрии и проживает в Гейсо. По профессии она домохозяйка.

7. В 1980 году г-жа Хофман, в девичестве Бергер, вышла замуж за г-на С., телефонного мастера. На тот момент времени оба они являлись членами Римско-католической церкви.

В браке у них родилось двое детей: сын, Мартин, в 1980 году и дочь, Сандра, в 1982. Они были крещены, как католики.

8. Заявитель вышла из Римско-католической церкви с целью стать Свидетелем Иеговы.

9. 17 октября 1983 года заявитель возбудила бракоразводный процесс против г-на С. Она ушла от него, взяв с собой детей, в августе или сентябре 1984 года, когда дело еще не было решено.

12 июня 1986 года брак был расторгнут.

Б. Рассмотрение дела в Окружном суде г. Инсбрука

10. После развода как заявитель, так и г-н С., обратились в Окружной суд г. Инсбрук (Bezilrksgericht) с целью получения прав на опеку детей (Elternrechte).

Г-н С. утверждал, что предоставление опекунских прав заявителю повлечет за собой риск нанесения детям вреда вследствие метода их воспитания. По его мнению, принципы обучения религиозной организации, к которой принадлежит заявитель, враждебны по отношению к обществу. Он отметил также, что в упомянутой конфессии не одобряют какого-либо рода общение с не состоящими в ней людьми, какое-либо выражение патриотических чувств (например, пение национального гимна) и не поощряют к религиозной терпимости. Все выше сказанное, по словам г-на С., привело бы к изоляции детей от общества. Помимо этого, запрет, существующий у Свидетелей Иеговы, на переливание крови мог бы создать способствовать появлению ситуаций, при которых жизнь и здоровье детей подверглись бы опасности.

В отношении сына г-н С. заметил, что он, в конечном счете, вынужден будет отказаться от исполнения воинской повинности или даже штатской службы, предлагаемой взамен.

Заявитель утверждала, что она может лучше заботиться о детях, так как ее обстоятельства позволят ей целиком посвятить себя детям, и она, как мать, лучше сумеет создать необходимую им семейную обстановку. Г-жа Хофман отметила, что г-н С. не может даже обеспечить их средствами к существованию, к чему его обязывает закон и мораль. При этом, она подтвердила свое намерение воспитать детей в согласии со своей верой.

Отдел по делам молодежи округа Инсбрук (Bezirkshauptmannschaft, Abteilung Jugendfьrsorge) предпочел предоставить право опеки над детьми заявителю, сославшись также, inter alia, на заключение эксперта по детской психологии.

В согласии с решением от 8 января 1986 года суд назначил опекуном заявителя и тем самым отклонил просьбу г-на С.

Суд аргументировал принятие такого решения тем, что прежде всего нужно учитывать благополучие детей. Оба родителя материально обеспечены настолько, что каждый из них смог бы должным образом заботиться о детях, хотя отцу потребовалась бы помощь его матери. Дети сильнее привязаны к матери, прожив с ней в течение полутора лет, и отрыв от нее мог бы нанести вред их психике. Исходя из выше сказанного, предпочтительнее оставить детей с заявителем.

Далее Окружным судом было отмечено:

"Отец детей, в противовес этому, сделал заявление, которое, по существу, являлось его единственным аргументом, о том, что принадлежность Ингрид С. к религиозной организации Свидетели Иеговы плохо сказывается на детях. Относительно этого вопроса необходимо сразу уточнить, что религиозные убеждения родителей, как таковые, ни в коем случае не могут являться критерием при вынесении решения о родительских правах и обязанностях согласно п. 2 статьи 177 Гражданского Кодекса. Лишение родителя таких прав или ограничение их невозможно только из-за его или ее принадлежности к религиозному меньшинству.

"В данном случае, однако, необходимо проверить, оказывают ли религиозные убеждения матери, которые следует принять во внимание, негативное влияние на воспитание ею детей и не угрожают ли они их благополучию в конечном счете. Это кажется особенно важным ввиду того, что Ингрид С. не дала бы своего согласия на переливание крови детям; а также она не отмечает традиционные праздники, такие как Рождество и Пасха; что в процессе у детей возникают определенные сложности в общении с окружающими, которые не разделяют их веру; и что интеграция в коллектив в общественных учреждениях, таких как детский и школа, становится более сложной. Однако, опасения отца по поводу полной изоляции от общества вследствие влияния религии матери кажутся, в свете имеющихся фактов, необоснованными. В дополнении к этому можно отметить что в процессе установления фактов не было выявлено какой-либо возможной угрозы для развития детей.

"Нельзя отрицать, что приведенные факты (переливание крови, праздники, недостаточная коммуникация с окружающими) в принципе могут указывать на возможное вредное воздействие на детей. Этот вопрос должен быть рассмотрен с учетом относящихся к делу обстоятельств. Прежде всего, утверждение отца о том, что жизнь и здоровье Мартина и Сандры в экстренной ситуации будут подвергнуты опасности из-за отказа от переливания крови не является решающим. Если родитель не дает разрешения на необходимое с медицинской точки зрения переливание крови кому-либо из детей, оно может быть заменено судебным распоряжением согласно статье 176 Гражданского Кодекса (Сравните решение Областного суда Инсбрук (Landesgericht) от 3 июля 1979 года, 4R 128/79). В любом случае, в соответствии с этим законным основанием в суд может быть направлена просьба о предоставлении разрешения необходимого для сохранить здоровье ребенка, когда родитель своим поведением ставит его под угрозу. Ввиду такой возможности обращения в суд в любой момент времени, позиция матери в отношении переливания крови не представляет угрозы для детей.

"Что касается отказа Ингрид С. от праздников, необходимо принять во внимание выраженное ею согласие на предоставление отцу возможности брать детей и отмечать с ними подобные события, как он считает нужным это делать. Следователь, религиозные убеждения матери не лишают Мартина и Сандру возможности отмечать праздники, как это обычно принято делать, таким образом в данном вопросе детям также не причиняется вреда.

"Среди возникших в связи с религией матери оговорок по поводу ее воспитания детей единственным оставшимся обстоятельством, представляющим определенную значимость является то, что в дальнейшем Мартину и Сандре будет сложнее найти свое место в социальных группах по причине определенных религиозных правил Свидетелей Иеговы и они будут занимать особое, в некотором смысле, положение в обществе. Однако, суд не считает этот фактор столь угрожающим для благополучия детей, чтобы по этой причине отклонить прошение матери, с которой они так привязаны и к заботе которой привыкли. Тщательное рассмотрение фактов ведет к заключению, что несмотря на упомянутую выше более сложную интеграцию в обществе, предоставление матери прав опеки над детьми по-видимому больше способствует благополучию детей, чем передача их отцу".

В. Судебное разбирательство в Областном суде г. Инсбрука

12. Г-н С. обжаловал выше изложенное решение в Областном суде Инсбрука (Landesgericht).

13. Областной суд отклонил поданную апелляцию решением, вынесенным 14 марта 1986 года, основания для которого были следующие:

"Главным доводом апелляционной жалобы является то, что принятое первой судебной инстанцией решение не отвечает интересам дальнейшего благополучия детей, ввиду принадлежности матери к религиозной организации Свидетели Иеговы. В этой связи апеллянт обращает внимание на принципы и цели этой конфессии, которые он считает неверными; поэтому, по его мнению, детям будет нанесен вред, если права и обязанности опекуна будут переданы матери, особенно учитывая то, что они могут быть изолированы от общества и удалены от реальности.

"Доводы апеллянта в этом отношении необоснованны. Свидетели Иеговы, ранее известные как Исследователи Библии, представляют организацию, основывающуюся на их собственной интерпретации Библии, и эта конфессия не запрещена законом Австрии. Следовательно можно предположить, что их цели не нарушают ни закон, ни моральные принципы (см. Статью16 "Основы Законодательства" совместно со статьей 9 Европейской Конвенции по правам человека). Таким образом, принадлежность матери к этой религиозной организации не представляет опасности для благополучия детей...

"Вполне вероятно, что религия матери скажется на воспитании и опеке детей, и скорее всего они столкнутся с трудностями в отношениях с теми, кто не разделяет их веры. Первая судебная инстанция детально рассмотрела некоторые из относящихся к делу аргументов апеллянта и подробно представила убедительные причины того, почему возражения отца против передачи опекунских прав матери не могут иметь, в конечном счете, решающего значения. Новые вопросы, поднятые в апелляционном заявлении, в отношении недостаточного понимания демократии и отсутствия подчинения органам государственной власти не дают основания усомниться в правильности решения первой судебной инстанции, что касается благополучия детей. В этой связи, достаточно вспомнить, что религиозная община Свидетелей Иеговы является законно признанной,- факт, который вопреки утверждению апеллянта, избавил суд от необходимости, по обязанности, запрашивать заключение эксперта о целях и или "сущности". Судебное разбирательство первой инстанции нельзя считать незаконченным из-за того, что в ходе процесса не привлекалось заключение судебно-медицинской экспертизы по вновь затронутому в апелляционной жалобе вопросу, связанному с отказом Свидетелей Иеговы от переливания крови. В случае, если судебное решение (согласно статье 176 Гражданского Кодекса) может быть получено слишком поздно, лечащий врач, столкнувшись с проблемой имеет право в конечном счете добиться скорейшего его получения, при этом прежде всего учитываются медицинские действия, направленные на спасение жизни, и только во вторую очередь принимается во внимание характерный для Свидетелей Иеговы отказ от переливания крови.

"Также неубедительны и другие аргументы апеллянта. По его мнению, организованная должным образом передача ему детей наряду с предоставлением матери права на посещение не вызвала бы того потрясения, которое дети испытали, когда покинули отца под давлением матери, а судебное решение узаконило ее самовольные действия. Апеллянт не учитывает тот факт, что, ввиду первостепенной важности обеспечения благополучия детей, способ, которым они достигли места, где о них на данный момент заботятся, не обязательно имеет решающее значение. Даже незаконное поведение имело бы отношение к делу только в той мере, в которой оно могло бы означать непригодность к опекунству или воспитанию. В противном случае этот довод не является решающим при предоставлении родительских прав не зависимо от того, было ли официальное разрешение у родителя, который взял руководство над детьми в свои руки. Как бы то ни было, очевидным является то, что в течение продолжительного периода времени дети гармонично развивались, находясь с матерью; что они имеют более тесные взаимоотношения с матерью, нежели с отцом; и что, какими бы не были религиозные или философские взгляды матери взгляды, ни в физическом, ни, что особенно важно, в психологическом развитии им не было причинено какого-либо вреда. Фактически, у апеллянта нет серьезных оснований утверждать, что дети ощутимо пострадали".

Г. Судебное разбирательство в Верховном суде

14. Г-н С. подал апелляцию по пунктам закона (AuЯerordentlicher Revisionsrekurs) в Верховный суд (Oberster Gerichtshof).

15. Решением от 3 сентября 1986 года Верховный суд отменил решение Областного суда Инсбрука, передав родительские права г-ну С. и отказав в них заявителю. Суд аргументировал это следующим образом:

"До сих пор апеллянт не заявлял о принадлежности детей к Римско-католической церкви, однако он сообщил, и это было действительно установлено, что мать воспитывала детей в согласии с принципами Свидетелей Иеговы. Наряду с этим очевидно, что они не принадлежат к данной конфессии. Низшие инстанции поэтому должны были выяснить, не противоречит ли подобный метод воспитания детей положениям Федерального закона 1985 года о религиозном воспитании детей (Bundesgesetz ьber die religiцse Kindererziehung), BGBl (Bundesgesetzblatt, Федеральный официальный бюллетень) 1985/155 (повторное введение в силу Закона от 15 июня 1921 года о религиозном воспитании детей, dRGB (deutsches Reichsgesetzblatt, Бюллетень германского рейха) I. 939. Согласно Статье 1 постановления 1921 года решение о религиозном воспитании детей принимается на взаимного согласия между родителями и имеет силу до тех пор, пока ему или ей доверены опека и воспитание. Такое соглашение может быть отменено и ограничено по сроку действия в связи со смертью одного из супругов. п. 1 Статьи 2 постановления 1921 года определяет что, если подобное соглашение отсутствует или перестает существовать, то положения Гражданского Кодекса об опеке и воспитании будут распространяться и на религиозное обучение детей. Однако, согласно п. 2 Статьи 2 постановления 1921 года о религиозном воспитании детей на протяжении существования брака ни один из родителей не имеет права, без согласия другого, принимать решение о том, что в дальнейшем ребенок будет воспитываться в соответствии с принципами веры, отличающимися от тех, которых родители придерживались, состоя в браке; или от тех, согласно которым ребенок воспитывался до сих пор.

"В любом случае воспитание детей по правилам этой секты (которая, как справедливо заметил апеллянт, не является общепризнанной религиозной общиной: см. Адамович-Функ, Цsterreichisches Verfssungsrecht, [Закон Австрийской Конституции], стр. 415, том 3) противоречит п. 2 Статьи 2 постановления 1921 года, поскольку дети не являются членами организации Свидетелей Иеговы. Несостоятельность Окружного суда в применении этого положения является очевидным нарушением закона.

"Более того, низшие судебные инстанции при принятии решения не уделили должного внимания вопросу здоровья детей. То, что мать, как было установлено, отказалась бы дать свое согласие в случае необходимости на переливание крови детям, представляет угрозу их здоровью, так как обращение в суд за разрешением, при отсутствии такового со стороны матери, в экстренных случаях может означать промедление, угрожающее жизни. А медицинское вмешательство без одобрения лица, несущего ответственность за детей считается противозаконным. Наряду с этим было установлено что, в случае воспитания детей согласно религиозным учениям Свидетелей Иеговы, они станут изгоями общества. Вынося решение по данному делу нельзя не учитывать эти обстоятельства. Хотя дети предпочли бы остаться с матерью, этот довод является решающим при прочих равных условиях... . В отношении получения родительских прав у матери нет каких-либо особых привилегий. В лучших интересах детей может быть допущен даже стресс, который они испытают при передаче их под опеку другого родителя и который, как правило, является временным явлением. Имеющиеся по данному делу документы не дают никакого основания предполагать что, назначение опекуном отца "вероятнее всего нанесет серьезный вред психике детей"... . Даже низшие судебные инстанции согласились с тем, что отец способен позаботиться о воспитании детей, так как они хорошо относятся к нему и к его матери, которая сможет взять на себя опеку и их воспитание во время отсутствия отца на работе. Возможность проживания детей в доме родителей отца подтверждена. Следовательно, только предоставление отцу родительских прав является оптимальным решением для детей".

II. Свидетели Иеговы

16. Насчитывая порядка 4 миллионов по всему миру помимо сторонников этой организации Свидетели Иеговы образуют особое религиозное течение. Эта организация возникла в Америке в 1870-х годах. Прежде известные как Международные Исследователи Библии, Свидетелей Иеговы приняли свое нынешнее название в 1931 году.

17. Главной чертой учений Свидетелей Иеговы является вера в то, что Священное Писание, написанное на древнееврейском и древнегреческом языках является Словом Бога и должно поэтому рассматриваться, как буквальная истина.

Отказ от переливания крови основывается на нескольких библейских ссылках, наиболее значимая из них Деяния 15:28, 29, которая гласит:

"Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите; соблюдая сие, хорошо сделаете...".

III. Соответствующее внутригосударственное законодательство

А. Гражданский кодекс

18. Статья 177 Гражданского кодекса Австрии (Allgemeines Bьrgerliches Gesetzbuch) оговаривает опеку над детьми в таких случаях, как, например, развод родителей. Она гласит:

"(1) Если брак родителей законнорожденного, несовершеннолетнего ребенка был расторгнут, аннулирован или объявлен недействительным; или если родители не живут постоянно вместе, они могут представить в суд соглашение, определяющее кто из них будет в дальнейшем его опекать. Суд одобрит это соглашение при условии, что оно служит благополучию ребенка.

"(2) Если такое соглашение не может быть достигнуто в разумные сроки или если оно не отвечает интересам ребенка, суд примет решение о том, кого назначить опекуном. В случае постоянного раздельного проживания, для принятия решения достаточно наличие заявления, поданного одним из родителей."

19. Как в течение ,так и после расторжения брака, существует возможность обращения в суд за получением одобрения или согласия, заменяющих таковые со стороны родителей (или родителя). Относящаяся к делу Статья 176 гласит:

"Если поведение родителей угрожает здоровью несовершеннолетнего ребенка, то независимо от того, кто заявит об этом, суд будет вынужден принять меры, необходимые для охраны его благополучия. Судебное распоряжение такого рода может быть выдано при обращении в суд одного из родителей, когда последние не сумели прийти к соглашению о степени влияния каждого из них на ребенка. В отдельных случаях суд может на законном основании лишить полностью или частично права опеки над ребенком, включая право влиять на решения, связанные с его жизнью. Иногда суд должен также предоставить свое одобрение или согласие при отсутствии таковых со стороны родителей, когда нет веских причин, оправдывающих отказ".

20. При вынесении решения в свете рассмотренных Статей 176 и 177 судебные инстанции руководствуются критериями, установленными в Статье 178а, которая гласит:

"Давая оценку интересам несовершеннолетнего ребенка, необходимо должным образом учитывать его или ее личностные характеристики и потребности, особенно его или ее таланты, способности, наклонности и возможности развития, наряду с материальными условиями родителей."

Б. Урегулирование вопросов религиозной жизни

21. Статья 14 Основного законодательства (Staatsgrundgesetz), гарантирующая религиозную свободу гласит:

"(1) Полная свобода вероисповедания гарантируется каждому человеку.

"(2) Обладание гражданскими и политическими правами не зависит от исповедания той или иной религии; однако, вероисповедание не должно идти вразрез с исполнением гражданских обязанностей.

"(3) Никто не должен быть принуждаем совершать действие или участвовать в разного рода праздниках, связанных с деятельностью какой-либо церкви, за исключением случая повиновения лицу, который обладает законными полномочиями и в подчинении у которого находится гражданин."

22. В Австрии существует система законного признания религиозных общин. Она регулируется постановлением от 20 мая 1874 года, касающегося юридического признания религиозных общин (Gesetz betreffend die gesetzliche Anerkennung von Religionsgesellschaften), RGBl (Reichsgesetzblatt, Правительственный бюллетень Австрийской Империи) 1874/68. Только пять религиозных общин признаны подобным образом, и одной из них является Римско-католическая церковь, в то время как Свидетели Иеговы не попадают в это число. Религиозные объединения, не получившие законного признания имеют юридический статус "обществ" (Vereine) и попадают под действие основного законодательства.

23. Религиозное воспитание детей регулируется Федеральным постановлением о религиозном воспитании детей, которое снова ввело в действие Закон Германии 1921 года, ставшего составной частью Австрийского закона 1939 года (смотри выше п. 15).

Статья 1 гласит:

"Решение о религиозном воспитании детей принимается на взаимного согласия между родителями и имеет силу до тех пор, пока ему или ей доверены опека и воспитание. Такое соглашение может быть отменено и ограничено по сроку действия в связи со смертью одного из супругов".

Статья 2 гласит:

"(1) Если подобное соглашение отсутствует или перестает существовать, то положения Гражданского Кодекса об опеке и воспитании будут распространяться и на религиозное обучение детей.

"(2) На протяжении существования брака ни один из родителей не имеет права без согласия другого принимать решение о том, что в дальнейшем ребенок будет воспитываться в соответствии с принципами веры, отличающимися от тех, которых родители придерживались, состоя в браке; или от тех, согласно которым ребенок воспитывался до сих пор, а также принимать решение о прекращении посещения уроков, дающих религиозное образование.

"(3) Если такое согласие отсутствует, то может быть подано заявление с просьбой о посредничестве или о принятии решения судебной инстанции, занимающейся вопросами опекунства. При вынесении подобного решения главное значение будет иметь аспекты воспитания, даже в тех случаях, которые не оговариваются Статьей 176 Гражданского Кодекса. При этом предварительно необходимо выслушать мнение родителей ребенка, если требуется родственников со стороны матери и отца и учителей; при условии, что это не вызовет значительных потерь времени и неоправданных издержек. Следует также выслушать мнение ребенка, если он достиг десятилетнего возраста".

В. Медицинские действия

24. Необходимость получения разрешения родителей на переливание крови несовершеннолетним детям следует из закона, в общем регулирующего деятельность медицинских работников.

Так, постановление о больничных учреждениях (Krankenanstaltengesetz) в Статье 8 определяет:

"(1) ...

"(2) Поведение медицинского лечения пациентов больницы возможно только в соответствии с принципами и признанными методами медицинской науки.

"(3) Особые методы лечения, включая хирургические операции, могут быть применены только при согласии пациента. Однако, если пациент не достиг восемнадцатилетнего возраста, или не в состоянии оценить необходимость или пользу лечения из-за умственной неполноценности или недостатка здоровья, то нужно получить согласие на лечение его законного представителя. Согласие не обязательно в ситуации, когда лечение настолько срочно и необходимо, что временная задержка, которая требуется для получения согласия пациента или его законного представителя или назначения законного представителя, ставит под угрозу жизнь пациента или влечет опасность нанесения серьезного вреда его здоровью. Главный врач больницы или доктор, в ведении которого находиться данное отделение больницы будет принимать решение о необходимости и срочности лечения".

25. Назначение медицинского лечения без соответствующего согласия является уголовным преступлением, что следует из Статьи 110 Уголовного Кодекса (Strafgesetzbuch), которая гласит:

"(1) Лицо, осуществляющее лечение другого лица без получения согласия последнего, даже при соблюдении правил медицинской науки, подлежит тюремному заключению сроком до 6 месяцев или штрафу до 360-кратного размера ежедневного заработка.

"(2) Если нарушитель закона не получил согласия пациента из-за предположения о том, что задержка лечения повлечет серьезный риск потери жизни и здоровья пациента, то к нему будут применены оговоренные в п. 1 меры наказания, только при условии, что предполагаемого риска не существовало и при тщательном исследовании ... он мог бы это узнать.

"(3) Нарушитель закона будет наказан лишь по требованию лица, подвергшемуся неправомочному лечению".

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА В КОМИССИИ

26. Г-жа Хофман обратилась в Комиссию 20 февраля 1987года. Она обжаловала решение о лишении опекунских прав из-за ее религиозных убеждений. Она апеллировала к своему праву на устройство семейной жизни (Статья 8 Конвенции), праву на свободное вероисповедание (Статья 9 ) и праву воспитывать детей в согласии со своими религиозными взглядами (Статья 2 Протокола №1). Далее она заявила, что в отношении нее была допущена дискриминация по вопросу религии (Статья 14).

27. Заявление (№ 12875/87) было принято 10 июля 1990 года. В докладе от 16 января 1992 года (Статья 31), Комиссия выразила свое мнение следующим образом:

(а) восьмью голосами против двух решено, что было допущено нарушение Статьи 8 в совместном рассмотрении со Статьей 14;

(б) двенадцатью голосами против двух решено, что при рассмотрение Статьи 9 отдельно или совместно со Статьей 14 не возникает никаких особых вопросов.

(в) единогласно принято то, что Статья 2 Протокола № 1 не была нарушена.

Полное изложение доклада, включая общее мнение Комиссии, а также мнение отдельных ее членов, представлено в приложении к этому судебному решению.

СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

I. ВМЕНЯЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 ПРИ СОВМЕСТНОМ РАССМОТРЕНИИ СО СТАТЬЕЙ 14

28. Заявитель обжаловала решение Верховного Суда Австрии о передачи опекунских прав над детьми, Мартином и Сандрой, их отцу, отдав тем самым предпочтение последнему из-за того, что заявитель является членом религиозной общины Свидетелей Иеговы. Она заявила о посягательстве на ее права в соответствии со Статьей 8 Конвенции, при ее рассмотрении особо, а также совместно со Статьей 14.

Правительство не признало какого-либо нарушение, тогда как Комиссия признала существование такого в отношении Статьи 8 в совместном рассмотрении со Статьей 14.

29. Согласно Статье 8 п. 1 Конвенции, "каждый имеет право на устройство своей личной и семейной жизни, своего дома, а также право на переписку".

В начале суд отметил, что дети уже прожили с матерью два года с того момента, как они покинули отца, и до момента вынесения Верховным судом решение от 3 сентября 1986 года, вынуждавшее мать передать их отцу. Следовательно, решение суда является посягательством на право заявителя устраивать свою семейную жизнь и, поэтому, дело попадает под действие Статьи 8. Довод на который опиралось Правительство, а именно, что решение Верховного суда был вынесено в свете полемики между отдельными лицами, не меняет дело.

А. Вменяемое нарушение статьи 8 при ее совместном рассмотрении со статьей 14.

30. Ввиду сути приведенных утверждений, Суд, как и Комиссия, считает разумным рассмотреть данное дело, используя Статью 8 совместно со Статьей 14, которые утверждают следующее:

"Обладание правами и свободами, установленными в Конвенции, гарантируется, исключая дискриминацию на любом возможном основании, а именно: пол, раса, цвет, язык, религия, политические или иные взгляды, национальное или социальное происхождение, принадлежность к меньшинству, собственность, родословная или иной статус."

31. В отношении обладания правами и свободами, гарантируемых Конвенцией, Статья 14 устанавливает защиту от несоответствующего этим нормам ращения, без объективных и веских на то оснований, с лицами, находящимися в подобных обстоятельствах (среди прочих авторитетных источников, см. Судебное решение от 26 ноября 1991 года по делу Санди Таймс (№2), Серия А № 217, стр.32, п. 2).

Прежде всего необходимо определить, имеет ли заявитель право утверждать, что она подверглась такому неправомерному обращению.

32. При вынесении решения о предоставлении родительских прав (на которые претендовали оба родителя) матери, а не отцу, Областной суд Инсбрука должен был установить, способна ли заявитель нести ответственность за пеку и воспитание детей. Поступая таким образом, они учитывали реальные последствия влияния религиозных убеждений Свидетелей Иеговы, включая их отказ от праздников, таких, как Рождество и Пасха, традиционно отмечаемые большей частью населения Австрии, а также отказ от переливания крови, и, в целом, их положения социального меньшинства, живущего по своим особым правилам. Наряду с этим Окружная и Областная судебные инстанции приняли во внимание утверждение заявителя о ее, по сути, готовности предоставить право отцу, который продолжает оставаться членом Римско-католической церкви, отмечать праздники с детьми и допустить переливание крови детям, если этого будет требовать закон. Этими инстанциями была также учтена психологическая связь, существующая между детьми (весьма юными на тот момент времени) и заявителем, наряду с ее способностью, в целом, выполнять роль опекуна.

Анализируя интересы детей, Верховный суд рассмотрел возможные последствия влияния принадлежности к определенному религиозному меньшинству на их жизнь в обществе, а также отметил опасность, связанную с абсолютным отказом заявителя от переливания крови не только для себя, но и при отсутствии судебного распоряжения для детей. Эти факторы являются возможными негативными следствиями принадлежности матери к религиозной организации Свидетелей Иеговы. Верховный суд вынес решение о назначении опекуном отца, несмотря на то, что это могло бы вызвать у детей стресс, который был допустим, по мнению суда, в их же лучших интересах.

33. Данная судебная инстанция не отрицает что, ввиду обстоятельств этого дела, факты, на которые опирался Верховный суд Австрии для обоснования своего решения могли решить исход дела в пользу одного из родителей. Однако, наряду с этим Верховным судом был использован новый документ, а именно: "Федеральное Постановление о Религиозном Воспитании Детей" (смотри выше пункты 15 и 23). Этот фактор, без сомнения, Верховный суд счел решающим.

Исходя из всего вышесказанного, Европейский суд признает, что разница в подходе к разбирательству была обусловлена религией. Такое заключение подтверждается характером и формулировкой итогов рассмотрения Верховным судом реальных последствий влияния религии заявителя.

Подобный неодинаковый подход, "без объективных и веских на то оснований", то есть неоправданный "легитимной целью", и при отсутствии "разумного пропорционального соотношения между использованными средствами и преследуемой целью" является дискриминацией (среди прочих авторитетных источников, см. Судебное решение от 23 октября 1990 года по делу Дарби против Швеции, Серия А №187, стр.12, п. 31).

34. Преследованная Верховным судом цель была легитимной, а именно защита здоровья и прав детей. По этой причине необходимо проверить, выполняется ли второе требование.

35. Протокола № 7, которая вступила в силу по отношению к Австрии 1 ноября 1988 года; хотя в ходе разбирательства этого дела ее не запрашивали, она гарантирует полное равноправие супругов inter alia относительно родительских прав и определяет, что в подобных случаях важнее всего учитывать интересы детей.

36. В тех вопросах, в которых Верховный суд не опирался исключительно на "Федеральное Постановление о Религиозном Воспитании Детей", он взвесил факты иначе, чем низшие судебные инстанции, чьи рассуждения, кроме того, были поддержаны заключением судебно-психиатрической экспертизы. Если даже и будут предъявлены противоположные доводы, неодинаковый подход, основанный только на разнице в религии, неприемлем.

Суд, поэтому не находит, что существует разумное пропорциональное соотношение между использованными средствами и преследуемой целью; следовательно было допущено нарушение Статьи 8 в совместном рассмотрении со Статьей 14.

Б. Вменяемое нарушение Статьи 8 при ее отдельном рассмотрении

37. Ввиду изложенного в пункте 36 заключения, Суд не считает нужным настаивать на заявлении о нарушении Статьи 8 при ее отдельном рассмотрении; в этом отношении аргументы те же, что и в случае рассмотрения Статьи 8 совместно со Статьей 14.

II. ВМЕНЯЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 9

38. Суд разделяет мнение Комиссии, что при рассмотрения Статьи 9 отдельно или совместно со Статьей 14 не возникает никаких особых вопросов, так как фактические обстоятельства, послужившие основанием для жалобы, те же, что и в случае рассмотрения Статьи 8 совместно со Статьей 14, нарушение которых уже было установлено.

III. ВМЕНЯЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 ПРОТОКОЛА № 1

39. Жалоба заявителя по Статье 2 Протокола № 1 не рассматривалась в Суде, у которого нет оснований настаивать на ее рассмотрении.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 50

40. Согласно Статье 50,

"Если Суд находит, что вынесенное законными властями или иными уполномоченными органами Высшей Договаривающейся стороны решение или принятые ими меры полностью или частично противоречат обязательствам, которые определены в Конвенции; и, если внутренний закон упомянутой стороны обеспечивает только частичное возмещение ущерба, являющегося последствием такого решения или принятых мер, то Европейский суд своим решением сделает возможным справедливое удовлетворение пострадавшей стороны".

Заявитель не требовала возмещения иного нематериального ущерба, кроме как 75.000 Австрийских шиллингов для покрытия издержек, возникших в ходе разбирательства в судебных органах Конвенции и не покрытых за счет общественных фондов.

Комиссия не выразила своего мнения по этому вопросу. Правительство согласилось с этим требованием. Суд согласен с мнением Правительства.

ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД

1. Пятью голосами против четырех признает нарушение Статьи 8 при ее совместном рассмотрении со Статьей 14;

2. Единогласно признает, что нет необходимости устанавливать факт нарушения Статьи 8, взятой в отдельности;

3. Единогласно признает, что при рассмотрении Статьи 9 отдельно или совместно со Статьей 14 не возникает никаких особых вопросов;

4. Единогласно признает, что нет необходимости устанавливать факт нарушения Статьи 2 Протокола № 1;

5. Восьмью голосами против одного признает, что Государство-ответчик должно в трехмесячный срок выплатить заявителю 75.000 Австрийских шиллингов для покрытия издержек.

Судебное решение составлено на английском и французском языках и было представлено на публичное слушание в Здании Прав Человека в Страсбурге 23 июня 1993 года.

Рудольф БЕРНХАРДТ
Председатель

Марк-Андрей Эйссен
Регистратор

Согласно Статье 51 п. 2 Конвенции и Правилом 53 п. 2 Правил Суда к этому решению приводятся особые мнения следующих судей:

- особое мнение г-на Матшера;

- частично особое мнение г-на Уолша;

- особое мнение г-на Вальтикоса;

- особое мнение г-на Мифсуд Бонничи.
Р. Б.

М. -А. Э.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ МАТШЕРА
(предварительный перевод)

Я не могу согласиться с обоснованием и заключением большинства в отношении вменяемого нарушения Статьи 8 при ее совместном рассмотрении со Статьей 14.

1. Прежде всего необходимо проверить имело ли место со стороны общественных властей посягательство на семейную жизнь заявителя в том смысле, как это определяется Статьей 8. После развода родителям не удалось достичь соглашения об опеке над детьми, и оба родителя претендовали на получение этого права в компетентных судебных инстанциях. При первичном обращении в суд и при подаче апелляции низшими инстанциями было вынесено решение в пользу матери, тогда как Верховный суд отдал предпочтение отцу. Следовательно, дело касалось частной полемики между двумя лицами (при этом каждый из них с самого начала имел равные права), которую судебные инстанции, куда обратились обе стороны после безуспешной попытки достичь соглашения, должны были разрешить на основании соответствующих законов, поскольку тот факт, что мать взяла детей к себе без законного разрешения, не давало ей никаких дополнительных прав. Поэтому то, что отец забрал детей в дом своих родителей, следуя окончательному решению Верховного суда, не являлось само по себе нарушением прав матери в том смысле, как это определяется Статьей 8.

2. Даже предположив существование такого нарушения, следует учесть следующее.

Благополучие детей является единственным критерием, на который должен опираться Суд вынося решения в подобных случаях. Верховный суд и пришел к иному заключению о том, что больше послужит благосостоянию детей, чем низшими инстанциями. Суд в Страсбурге не призван давать оценку, замещающую решение компетентных государственных органов, более осведомленных в этом деле. Тем не менее, обязанностью Суда является определение того, не выходит ли сделанное этими органами заключение за рамки прав, которые предоставляет им Конвенция при вынесении судебных решений и не нарушаются ли права, гарантируемые Конвенцией.

В этом случае превышения полномочий не имело места. Верховный суд счел более важным то, что принадлежность матери к религиозной общине Свидетелей Иеговы могла бы отрицательно сказаться на благополучии детей. Следовательно, не было допущено никакой дискриминации на основании религии матери. Суд просто принял во внимание определенные последствия, которые могли бы возникнуть из-за принадлежности матери к этой религиозной организации и могли бы сказаться на благосостоянии детей, и это решение мне кажется абсолютно законным.

Кроме того, Верховный суд подверг критике низшие судебные инстанции за игнорирование того факта, что принимая решение о будущем религиозном образовании детей самостоятельно, мать нарушила положения Постановления 1921 года.

3. И хотя я не нахожу в данном случае какого-либо нарушения Статьи 8 при ее совместном рассмотрении со Статьей 14, я не могу согласиться с формулировкой некоторых оснований вынесенного Верховным судом решения. Но, как Суд уже неоднократно отмечал, неподходящая и неуместная формулировка судебного решения сама по себе не является нарушением Конвенции.

ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ УОЛША

1. Я не согласен с тем, что в этом деле Верховным судом было допущено нарушение Статей 8 и 9 (рассматриваемых вместе или отдельно) при вынесении решения, отклонившего заключения низших судебных инстанций и, наряду с этим, просьбу заявителя о предоставлении опекунских прав. Основанием для такого отказа послужило опасения риска, которому может подвергнуться здоровье детей в следствие того, что заявитель намерена, в случае возникновения экстренной ситуации, не разрешить необходимое, с медицинской точки зрения, переливание крови детям при отсутствии судебного распоряжения.

2. Точка зрения матери продиктована догмами религиозного общества, в которое она вступила после рождения детей. Она стала Свидетелем Иеговы после выхода из Римско-католической церкви и согласилась с учением, которое определяет предоставление разрешения на переливание крови детям, находящимся под ее опекой, как неверное в нравственном отношении. Ее дети остались членами той же церкви, что и отец, а именно Римско-католической. Детям также не были известны причины для отказа от необходимого переливания крови. В сущности, религиозные взгляды матери навязывались детям, сказываясь на их жизни и здоровье, при этом игнорировались права отца и положения Постановления о Религиозном Воспитании Детей 1921 года.

3. В апелляционной жалобе, поданной отцом в Верховный суд, воздержание от переливания крови было особо выделено, как причина требования опровержения решения низших судебных инстанций. В любом случае, этот аргумент являлось объективным основанием, которое Суд может рассматривать либо как достаточное для передачи опекунских прав, либо нет. Данное дело не представляет собой тем примером, когда Суд мог бы ограничить свободу действия национальных судебных инстанций. Проблема, рассматривавшаяся в Верховном суде, была связана с опасностью для здоровья детей. Оценив серьезность такого риска, Верховный суд признал, что, предположительно, его причиной служат новые религиозные взгляды заявителя. Причина или поводы для возникновения такой опасности играют второстепенную роль по сравнению с фактом реального ее существования. Если бы точка зрение заявителя не определялась религиозными убеждениями, рассматриваемый национальными судебными инстанциями вопрос остался бы тем же самым. Тот факт, что возникновение опасности проистекает из религиозных убеждений, которые не разделяют те, на кого они влияют, вовсе не означает, что устранение этой опасности должно обязательно рассматриваться, как дискриминация на основании религии матери, если вообще можно так полагать. Обязанность низших судебных инстанций состояла в том, что чтобы оценить и взвесить последствия, обособленно от причины.

4. Слушание апелляционной жалобы в Верховном суде состоялось до окончания бракоразводного процесса родителей. После этого возникли и другие юридические вопросы, решение которых могло потребовать обращения в национальные судебные инстанции из-за последствий развода, касающихся положений Постановления о Религиозном Воспитании Детей 1921 года. В данном Суде они не рассматривались.

5. Я согласен с решением Суда в отношении Статьи 8, рассматриваемой отдельно, Статьи 9 и Статьи 2 Протокола № 1.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ВАЛЬТИКОСА
(предварительный перевод)

Я не могу согласиться с мнением большинства Судейской Коллегии о нарушении Верховным судом Статей 8 и 14 Конвенции при вынесении решения по данному делу, которое отклонило просьбу г-жи Хофман предоставить ей права опеки над ее детьми, допустив дискриминацию на основании религии.

Мне кажется, вполне очевидным, что упомянутое решение Верховного суда, основывалось не только на факте принадлежности г-жи Хофман к организации Свидетелей Иеговы, но оно, по сути, учитывало, как это могло бы сказаться на будущем детей. Конечно такого вопроса и не возникло, если бы речь шла о другой религии, не имеющей подобных Свидетелям Иеговы характеристик. Таким образом, отказ от переливания крови, несмотря на все возражения, мог бы поставить здоровье детей и даже их жизнь под угрозу. Особенности религиозных догм этой конфессии стали бы причиной отрыва детей от нормальной общественной жизни и способствовало бы ограничению их развития и будущих возможностей, не давая им возможности стать значимыми членами общества. Предположительно, дети до сих пор еще не стали Свидетелями Иеговы, но мать брала их с собой на воскресные встречи собрания. Так как она еженедельно посещает людей для распространения своих вероучений (предположительно, без сопровождения детей) вероятнее всего ожидать, что на детей будет влиять ревностное желание матери обратить других в свою веру, поскольку для нее является естественным желать обеспечения того, что она считает их спасением.

Поэтому, следовало бы согласиться с тем, что решение Верховного суда основывалось не на "неодинаковом подходе, основанном только на разнице в религии", как заявило большинство судей, а на законном стремлении защитить будущее детей Хофман.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ МИФСУД БОННИЧИ

Я не могу согласиться с мнением пяти членов Суда, составляющими большинство. Для этого у меня есть следующие причины:

1. Статья 8 Конвенции запрещает вмешательство органов государственной власти в пользование правом на личную и семейную жизнь, дом и переписку.

2. Прежде всего, я считаю необходимым различать два вида вмешательства. Первый из них подразумевает действие того, кто встревает или вмешивается в дело, не имея на это права. Второй, напротив, связан с действием лица, вступающего в дело с целью воспрепятствовать или предотвратить вред, который имел бы место в противном случае.

3. Обычно при расторжении брака один или оба родителя обращаются в суд, как это сделали заявитель и ее муж в данном деле, с просьбой о вмешательстве второго рода. Первый раз такое вмешательство было осуществлено Окружным судом Инсбрука. Муж обжаловал решение первой судебной инстанции в Областном суде, а затем, в конечном итоге, подал повторную (экстраординарную) апелляцию в Верховный суд Австрии.

4. Каждая из данных судебных инстанций должна была вынести решение предоставлении прав опеки над детьми, родившимися в браке. Закон обязывал всех их вмешиваться в целях предотвращения возможного вреда, и я не понимаю, каким образом это может быть расценено в качестве незаконного вмешательства органов государственной власти в личную и семейную жизнь заявителя. Более того, это было необходимое оправданное вмешательство, многократно осуществляемое ежедневной судейской практике во всех государствах, являющихся членами Европейского Совета.

5. Своим решением Верховный суд опроверг предшествующие два заключения, решив, что последние не отвечают положениям Федерального закона от 15 июля 1921 года, который регулирует вопросы религиозного воспитания детей.

6. Этот закон требует, чтобы вопрос о религиозном воспитании детей решался следующим образом:

(а) после заключения брака этот аспект решается на основании добровольного соглашения родителей;

(б) первоначальное соглашение может быть в любой момент изменено по обоюдному согласию родителей;

(в) отец или мать не могут изменять этот договор в одностороннем порядке;

(г) соглашение перестает действовать в случае смерти одного из них;

7. Верховный суд Австрии постановил, что религиозное воспитание детей четы Хофман должно быть урегулировано согласно первоначальному соглашению, которое было заключено на добровольных началах между родителями. Расторжение брака не дает ни отцу, ни матери, ни суду право изменить этот договор.

8. Поданная в Верховный суд апелляция касалась пунктов закона и, главным образом, несостоятельность низших судебных инстанций в отношении рассмотрения закона 1921 года. Этот факт нельзя было оспорить, и стоило ли ожидать, что Верховный суд, в свою очередь, тоже проигнорирует данный закон. Следовательно, его решение должно было основываться как на уже рассмотренных двух документах, так и на законе 1921 года. Я не понимаю, в каком отношении, ввиду этого дополнения, решение нарушает Конвенцию. Адвокат заявителя в устном обращении утверждал, что "решение Верховного суда противоречит закону Австрии". Я не считаю себя наделенным полномочиями провести слушание и вынести заключение по поводу апелляций, поступивших из Верховного суда по положениям Австрийского закона и по поводу противоречия решений Австрийского суда законам этой страны.

9. Исходя из всего выше сказанного, я полагаю, что все утверждения о достоинствах и недостатках религии заявителя не относятся к делу. Единственное имеющее значение обстоятельство - имеет ли заявитель изменять первоначальное соглашение, достигнутое между ней и мужем, о религиозном обучении, не зависимо от рода религии, на которое оно ссылается. И такое положение, регулируемое Австрийским законом не нарушает Конвенцию.

10. По этим причинам я не нахожу, что либо решение Верховного суда Австрии, либо Федеральный закон Австрии о религиозном обучении нарушают Конвенцию. Считая заявление необоснованным, я не могу согласиться с решением по Статье 50 о возмещении убытков.