суббота, 19 апреля 2014 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ по гражданскому делу о запрете деятельности религиозной группы Свидетели Иеговы


Юргинский городской суд 

В октябре 2012 г. на имя Уполномоченного поступило обращение Т., являющегося руководителем религиозной группы Свидетели Иеговы в г. Юрга Кемеровской области. В нем заявитель сообщил о том, что прокурор Юргинской межрайонной прокуратуры обратился в Юргинский городской суд с исковым заявлением №7-2/1-2012 от 18.06.2012г. о запрете деятельности религиозной группы Свидетели Иеговы на территории города Юрги Кемеровской области. Впоследствии прокурор уточнил свои требования в исковом заявлении №7-2/1-2012 от 09.10.2012г. По мнению Т. требование прокурора является «дискриминацией по религиозному признаку» и в связи с этим он обратился к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации с просьбой принять участие в данном судебном процессе. 

Юргинский городской суд определением от 08.11.2012г. привлек Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации к участию в вышеупомянутом гражданском деле для дачи мотивированного заключения. 

Прокурор в обосновании своих требований указал, что религиозная группа Свидетели Иеговы в г. Юрга нарушает законодательство Российской федерации, в частности ее последователи отказываются от переливания крови, отказываются от службы в армии, осуществляют распространение религиозной литературы, якобы признанной судом экстремистской, способствуют разрушению семьи и вовлечению несовершеннолетних в религиозную группу 
Свидетели Иеговы. Кроме того, якобы, члены религиозной группы пропагандируют превосходство своей религии, подвергают критике другие религиозные взгляды, формируя тем самым негативное и враждебное отношение к иным религиям и конфессиям. 

Считаю, что прокурором в исковом заявлении не были учтены в полном объеме обстоятельства и факты, связанные с деятельностью Свидетелей Иеговы в современных условиях, все это повлекло предвзятые суждения и представления о ней. 

Религиозная группа Свидетели Иеговы в городе Юрге входит в состав Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России. В 1991г. Министерство Юстиции России зарегистрировало религиозную организацию Свидетелей Иеговы, прекратив тем самым многолетние необоснованные репрессии в отношении ее последователей. В 1996 г. Президентом Российской Федерации был принят Указ от 14.03.1996г. № 378, осуждающий «советский террор в отношении представителей всех конфессий». В полной мере это относится и к последователям организации Свидетелей Иеговы, которые были осуждены, в том числе, за распространение веры и религиозной литературы, за отказ от несения военной службы по религиозным мотивам, за отказ от переливания крови, за «антигосударственную деятельность», под которой понималось их нежелание участвовать в государственной и общественной жизни. 

Приобщенное к исковому заявлению прокурора письмо начальника отдела в г. Юрге Управления ФСБ России по Кемеровской области К. (№ 96/1808 от 10.05.2012г.), включающее в себя все вышеперечисленные бездоказательные обвинения членов религиозной группы Свидетели Иеговы в г. Юрге, не может, на мой взгляд, являться основанием для инициирования данного судебного процесса. Так как с момента принятия Указа от 14.03.1996г. № 378 все деяния, которые прокурором представлены как противозаконные, стали основаниями для реабилитации верующих граждан всех конфессий. 

С момента принятия вышеупомянутого Указа и до настоящего времени деятельность названной религиозной организации, в том числе и по распространению литературы и печатных материалов, являлась предметом неоднократных проверок со стороны органов государственной власти. В частности, в апреле 1999 г. при проведении очередной перерегистрации Свидетелей Иеговы в качестве российской централизованной организации Экспертным советом для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве Юстиции Российской Федерации проводилась государственная религиоведческая экспертиза всей распространяемой литературы Свидетелей Иеговы, их вероучения и соответствующей ему практической деятельности. 

Заключением Экспертного совета от 15.04.1999 г. признано, что ни в вероучении, ни в религиозной литературе Свидетелей Иеговы не содержится каких-либо призывов к насильственному изменению конституционного строя России, нарушению целостности государства, а также призывов к насилию, разжиганию социальной, расовой, национальной и религиозной розни, к отказу от исполнения от установленных законом гражданских обязанностей, к совершению других противоправных действий. В частности, деятельность данной религиозной организации ни в коей мере не нарушает права других граждан. 

В полной мере это относится и к религиозной группе Свидетели Иеговы в г. Юрга, поскольку вероучение и практика Свидетелей Иеговы одинакова повсеместно. 

Таким образом, согласно официальной экспертизе, в деятельности Свидетелей Иеговы не содержится признаков экстремизма, закрепленных в настоящее время в п. 1. ст. 1. Федерального закона Российской Федерации «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ. 

В отношении отказа представителей этой религиозной группы от военной службы по религиозным убеждениям, следует иметь в виду, что такое право закреплено в многочисленных нормах международного права, в ч.4 ст. 59 Конституции Российской Федерации, ст. 2 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» 25.07.2002 № 113-ФЗ и подтверждается судебной практикой. В частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.11.1999 № 16-П сказано, что «если убеждения или вероисповедание противоречит несению военной службы, то гражданин имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой и это право должно обеспечиваться независимо от того, состоит гражданин в какой-либо религиозной организации или нет». 

Входящие в религиозную группу верующие, являясь гражданами России, обладают всей полнотой прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации. Это в полной мере относится к праву на образование: в семье и государственной школе. Государство в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений не вмешивается в воспитание детей родителями. Именно родители обеспечивают религиозное и нравственное воспитание своих детей, руководствуясь своими убеждениями, и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания (ст. п.2. ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» 26.09.1997г. № 125-ФЗ). Таким образом, те родители, которые являются последователями религии Свидетелей Иеговы,имеют полное право обучать и воспитывать своих детей согласно своим мировоззренческим представлениям. 

Суду при принятии решения необходимо учитывать состоявшиеся постановления Европейского Суда по правам человека по искам российских религиозных организаций Свидетели Иеговы (дело «К.Н.Кузнецов и др. против Российской Федерации» 2007г., дело «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве против Российской Федерации» 2010г.), в которых суд признал Российскую Федерацию «виновной» в нарушении ст.ст. 9, 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в том числе, и по фактам необоснованного ограничения прав религиозных организаций со ссылками на «причинение вреда здоровью граждан», «обвинения по вовлечению подростков и малолетних детей в деятельность религиозной организации Свидетели Иеговы». Общая сумма денежной компенсации, установленной для религиозной организации Свидетели Иеговы, составила пятьдесят тысяч евро за причиненный моральный вред, и сто десять тысяч пятьсот сорок четыре евро в качестве компенсации судебных издержек и расходов. 

В принятых Европейским судом по правам человека решениях каждый раз подтверждалась законность деятельности этой организации, осуждалась практика преследования и гонений против последователей данного религиозного учения, и подчеркивалось отсутствие в деятельности названной организации фактических нарушений прав членов организации либо иных лиц. Право на отказ от медицинского вмешательства, в том числе и от процедуры переливания крови, предусмотрено Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011г. № 323-03. 

Кроме того, в Постановлении от 10.06.2010 г. по делу «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве против Российской Федерации» Европейский Суд специально указал, что обвинения со ссылками на «причинение вреда здоровью граждан» в обязательном порядке должны иметь доказательные подтверждения. Однако фактических доказательств совершения гражданами, входящими в религиозную группу Свидетели Иеговы, указанных действий прокурором не приводится. 

Резкому осуждению подвергается российская практика «гонения» Свидетелей Иеговы со стороны международного сообщества, в частности, членов Совета Европы. В октябре 2012 года была принята Резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы №1896 (2012) «Выполнение обязанностей и обязательств Российской Федерации», которая является не только составной частью международного права, но и, как указывает п. 4. ст. 15 Конституции Российской Федерации, составной частью правовой системы Российской Федерации. В ней европейские парламентарии рекомендовали Российской Федерации прекратить применение антиэкстремистского законодательства против всех религиозных сообществ, особенно против 
Свидетелей Иеговы. 

Необходимо отметить некую положительную тенденцию в отношении притеснений Свидетелей Иеговы со стороны правоохранительных органов. Внастоящее время в российской правоприменительной практике содержится ряд решений, вынесенных судами в пользу членов организаций Свидетелей Иеговы. Таким примерами служат судебные процессы над последователями этого вероучения в Республике Алтай (дело А. Калистратова, г. Горно-Алтайск) Забайкальском крае (дело А. и Л. Раитиных, г. Чита); Республике Марий Эл (дело М.Калинина), инициированные органами прокуратуры. Во всех случаях прокуратура предъявляла аналогичные обвинения к деятельности Свидетелей Иеговы, опираясь на невежественные представления и свои субъективные оценочные суждения, ни на чем не основанную убежденность в «опасности» данной христианской организации и распространяемой ею литературы, обвиняя ее членов в «разжигании религиозной вражды» и «экстремистской деятельности». Однако суды подтвердили, что преследование Свидетелей Иеговы было безосновательным и обвинения в возбуждении вражды (экстремизме) были сняты. 

В силу ст. 14 Конституции Российской Федерации Россия является светским государством, отделение религиозных организаций (религиозных объединений и религиозных групп) от государства, и тем самым предоставление гражданам, с одной стороны, права свободно и самостоятельно определять свою мировоззренческую принадлежность, а религиозным организациям, с другой – права на независимую от государства реализацию своих целей и задач, направленных, прежде всего, на распространение свойственных им религиозных учений. В силу этого, в соответствии с общепризнанными нормами и положениями о правах и свободах человека в области свободы мысли, совести, религий и убеждений государство не вправе брать на себя оценку истинности/неистинности отдельных учений и религий, не должно требовать от религиозных объединений обязательного соответствия их учений каким-либо иным взглядам и мнениям, пусть и распространенным в обществе. 

В этой связи необходимо упомянуть заключение специалиста Кемеровского государственного университета О. от 02.05.2012г. № 13/12, в котором он, являясь филологом, проводит анализ религиозной литературы, распространяемой Свидетелями Иеговы, и делает субъективные выводы о ее экстремистском характере. Эксперт пришел к выводу, что в литературе присутствует элементы восхваления религии Свидетели Иеговы, указания на ее истинность, и критики других религий и конфессий. Полагаю, что данное исследование не может быть принято судом в качестве доказательства по данному делу, поскольку оно проводилось без привлечения специалиста-религиоведа. Кроме того, О. исследовал цитаты из литературы, вырывая их из контекста, изменяя тем самым их истинный смысл и значение. 

Отмечу, что в 2011г. в рамках судебного процесса по уголовному делу в отношении К., являющегося руководителем местной религиозной организации Свидетели Иеговы г. Горно-Алтайска суд по тем же самым основаниям не принял во внимание результаты аналогичной экспертизы религиозной, литературы (от 04.05.2009г.), проведенной специалистами Кемеровского государственного университета. Примечательно, что в число ее авторов входил и вышеупомянутый О. 

Убежден, что исковые требования прокурора, направленные, фактически, на преследование граждан, реализующих свое конституционное право иметь и распространять свои религиозные убеждения, в том числе, посредством религиозной литературы, являются спорными. Верховный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума № 11 от 28.06.2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» дал разъяснения, вполне применимые к гражданским делам, в частности в п. 7 указал следующее: «Критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение 
ненависти или вражды». 

Полагаю, что исковое заявление прокурора, основанное исключительно на гипотетических, предвзятых и ничем не мотивированных предположениях ивыводах, без указания конкретных фактов, которые могли бы обосновать их правоту, не может и не должно стать основанием для запрета деятельности религиозной группы Свидетели Иеговы на территории города Юрги Кемеровской области. 

С учетом всех обстоятельств, прошу: 
Отказать прокурору Юргинской межрайонной прокуратуры в удовлетворении искового заявления о запрете деятельности религиозной группы «Свидетели Иеговы» в городе Юрге Кемеровской области. 

Уполномоченный по правам человека 
 в Российской Федерации 

Выдержка из доклада Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2013 год

...

7. Право на свободу совести  

В силу целого комплекса объективных и субъективных причин конституционное право на свободу совести в последние годы оказалось в числе наиболее востребованных в России. Нельзя, однако, не отметить, что следствием вовлечения в процесс мировоззренческого выбора десятков миллионов людей стало известное упрощение интерпретации самого этого права. Типичная аберрация общественного сознания отождествляет свободу совести со свободой исповедовать какую-либо религию. «За кадром» при этом остается ничуть не менее важная свобода не исповедовать никакой. Ведь декларированная в нашей Конституции свобода совести предполагает право на любой не нарушающий закон мировоззренческий выбор.

Практика работы с жалобами граждан позволяет сказать, что подобные «неточности» в восприятии свободы совести как нравственной категории становятся причиной большинства нарушений конституционного права на эту свободу, допускаемых порой государственными органами и их должностными лицами. Такие жалобы немногочисленны: обычно порядка пятисот в год. Почти все они, правда, носят коллективный характер, да и по определению затрагивают вопросы, важные для тысяч последователей той или иной конфессии. Хотя бы в силу этого простая статистика поступающих к Уполномоченному жалоб не должна, видимо, вводить в заблуждение. 

Тематика жалоб вполне традиционна: неправомерное вмешательство органов власти или местного самоуправления в деятельность религиозных объединений; длящаяся порой годами волокита при выделении земельных участков для строительства культовых сооружений; воспрепятствование в распространении религиозных убеждений; произвольное и необоснованное применение к отдельным религиозным объединениям так называемого «антиэкстремистского» законодательства и т.п. Общим знаменателем едва ли не всех жалоб является нарушение принципа равенства всех религиозных объединений перед законом. 

В своем большинстве члены религиозных объединений, (которых в нашей стране зарегистрировано свыше 30 тысяч), люди законопослушные,   стремящиеся защищать свои права в суде. Случаи, когда надежды верующих на справедливое судебное решение оправдываются, не могут не вызывать удовлетворения.

В октябре 2012 года к Уполномоченному поступило обращение Т., руководителя религиозного объединения Свидетели Иеговы из       г. Юрга Кемеровской области. Как сообщил заявитель, прокурор Юргинской межрайонной прокуратуры обратился в городской суд с исковыми требованиями о запрете деятельности указанного объединения. Изучив обращение Т. и приложенные к нему материалы, Уполномоченный направил в Юргинский городской суд свое заключение, в котором указал, что исковые требования прокурора опирались на сугубо гипотетические, предвзятые и ничем не мотивированные предположения и выводы.
Так, в частности, тот факт, что достигшие призывного возраста последователи учения Свидетелей Иеговы непременно избирают предусмотренную законом альтернативную гражданскую службу, прокурор расценил как их отказ от службы в армии; религиозные публикации, содержащие критику других религиозных учений, прокурор посчитал распространением материалов экстремистского характера.

В целом, по мнению Уполномоченного, исковые требования прокурора противоречили Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству о свободе совести, ибо фактически преследовали цель необоснованно и произвольно ограничить права членов религиозной группы.

В итоге Юргинский городской суд своим решением от 27.12.2012 г. в удовлетворении исковых требований прокурора отказал. А Кемеровский областной суд своим решением от 24.04.2013 г. оставил апелляционное представление прокуратуры без удовлетворения, подтвердив решение суда первой инстанции. (См. приложение 2.7.1.)
  ---------------------------------------------------------------------

В июле отчетного года к Уполномоченному обратился К. – представитель Управленческого центра Свидетели Иеговы в России – с просьбой защитить конституционное право на свободу вероисповедания последователей вероучения.

В мае 2013 года К. направил главе администрации Городецкого муниципального района Нижегородской области письмо с просьбой рассмотреть вопрос о предоставлении местного стадиона для проведения богослужения. В свою очередь, глава администрации указал, что обращение было рассмотрено совместно с представителем Русской Православной Церкви и отклонено со ссылкой на то, что г. Городец является «православной столицей» севера Нижегородской области.

Не согласившись с таким ответом, Уполномоченный в августе отчетного года обратился в Городецкий городской суд с заявлением об оспаривании решения главы администрации, поскольку в условиях светского государства никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а все религиозные объединения равны перед законом.

Полностью поддержав доводы Уполномоченного, суд своим решением от 17.10.2013 г. признал ответ главы районной администрации незаконным.

Камнем преткновения для религиозных объединений, не имеющих собственного молитвенного здания, остается поиск места для проведения их религиозных собраний. К сожалению, правоохранительные органы нередко воспринимают такие религиозные собрания как разновидность обычных массовых мероприятий – митингов – и на этом основании не допускают их проведения или еще того хуже, насильственно пресекают, ссылаясь на отсутствие у организаторов «согласования». Больше всего от этого страдают так называемые «нетрадиционные» конфессии, особенно малочисленные. Между тем действующее законодательство отнюдь не требует согласования с властями религиозных мероприятий, проводимых, например, в закрытых помещениях. Действия полиции, направленные на пресечение религиозных собраний под предлогом их «несогласования», в подавляющем большинстве случаев следует поэтому расценивать как необоснованное вторжение во внутреннюю жизнь религиозных объединений. Разъяснения на этот счет Уполномоченному приходится направлять в правоохранительные органы разных регионов страны по несколько раз в год. 

В конце концов, очередная жалоба на пресечение религиозного собрания со ссылкой на его «несогласование» побудила Уполномоченного обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации в защиту прав верующих. Согласно Постановлению Конституционного Суда от 05.12.2012 г. № 30-П, «необходимость уведомлять уполномоченные органы государственной власти или органы местного самоуправления о… публичном религиозном мероприятии… в силу одного лишь факта его проведения вне специально отведенных для этих целей мест представляет собой неправомерное вмешательство государства в сферу свободы совести…». 

В отчетном году указанное Постановление Конституционного Суда послужило основанием для пересмотра в Верховном Суде Российской Федерации ряда административных дел по ст. 20.2 КоАП РФ (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), возбужденных в отношении организаторов религиозных собраний (подробнее об этом см. в разделе «Право на свободу собраний»). В целом позитивное воздействие Постановления Конституционного Суда на правоприменительную практику несомненно. Но, увы, не всеобъемлюще.

Весной отчетного года к Уполномоченному поступило 11 жалоб от членов религиозной организации Свидетели Иеговы из г. Братска Иркутской области. Заявители сообщили о том, что не смогли провести свое религиозное собрание в арендованном помещении в связи с тем, что сотрудники правоохранительных органов в ультимативной форме потребовали его «освободить».
Эти жалобы Уполномоченный в мае отчетного года направил в прокуратуру Падунского района г. Братска для проверки. Прокуратура же в своем ответе квалифицировала действия правоохранительных органов как соответствующие действующему законодательству, указав, что «публичное мероприятие» проводилось в нарушение п. 5 ст. 1 Закона Российской Федерации от 10.07.1992 г. № 3266-1 «Об образовании», запрещающего «создание и деятельность религиозных движений и организаций (объединений) в государственных и муниципальных образовательных учреждениях».
Не согласившись с такой отпиской, Уполномоченный в августе отчетного года направил в прокуратуру г. Братска еще одно обращение с просьбой повторно рассмотреть обстоятельства инцидента. При этом Уполномоченный обратил внимание городской прокуратуры на то, что  российское законодательство не содержит нормы, которая запрещала бы государственным образовательным учреждениям предоставлять свое помещение в аренду различным общественным, в том числе и религиозным организациям для мероприятий, соответствующих их уставам. Такой же подход отражен и в решениях Европейского Суда по правам человека, указавшего лишь на то, что образовательные учреждения должны предоставлять свои помещения во внеурочное время и для мероприятий, не мешающих образовательному процессу и не подразумевающих вовлечение в них учащихся. В данном случае все эти требования были соблюдены как верующими, так и организацией, предоставившей им свое помещение.
В январе 2014 года, когда надежды на получение ответа из городской прокуратуры уже не осталось, Уполномоченному пришлось обратиться к прокурору Иркутской области с просьбой о проверке по факту неисполнения должностными лицами городской прокуратуры требований статьи 34 ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». На момент подписания настоящего доклада ответ на это обращение не поступил.

По-прежнему остроактуальной остается проблема несовершенства так называемого «антиэкстремистского» законодательства. Нечеткая сама по себе формулировка основного понятия «экстремизм» становится еще более размытой при добавлении к нему определения «религиозный». Что именно считать «религиозным экстремизмом», не могут пока решить даже ученые-религиоведы. Зато этим «резиновым» понятием без труда оперируют иные  правоохранительные и судебные органы на местах, вкладывающие в него собственное субъективное отношение к конкретной конфессии. При этом они, по сути дела, игнорируют Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам по преступлениям экстремистской направленности». В котором, в частности, разъясняется, что критика религиозных объединений, убеждений или обычаев не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды, и что не является преступлением, предусмотренным ст. 282 УК РФ, «высказывание суждений…, использующих факты..., межконфессиональных... отношений в научных или политических дискуссиях и текстах, и не преследующих цели возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам... отношения к религии...». В результате в отчетном году продолжали появляться судебные решения о признании религиозных книг «экстремистскими» и на этом основании подлежащими уничтожению.

По иску транспортной прокуратуры г. Новороссийска и притом без участия в деле другой стороны Октябрьский районный суд г. Новороссийска Краснодарского края своим решением от 17.10 2013 г. признал «экстремистской» и подлежащей уничтожению книгу «Смысловой перевод священного Корана на русский язык», изданную в Саудовской Аравии еще в 2002 году. Перевод священного текста выполнен известным богословом и повсеместно признается наиболее точно соответствующим оригиналу. С учетом этого обстоятельства признание указанного перевода Корана «экстремистским» могло быть расценено в мусульманской умме как оскорбление и самого оригинала.
Отрадно, что на это беспрецедентное по своему невежеству и возможным последствиям судебное решение своевременно и точно отреагировал Краснодарский краевой суд. Вышестоящая судебная инстанция своим решением от 17.12.2013 г. отменила упомянутое решение Октябрьского районного суда г. Новороссийска.
Со своей стороны, Уполномоченный надеется, что эта история станет хорошим уроком для всех правоохранительных и судебных органов, пытающихся найти «экстремизм» в священных книгах разных религий. Позиция Уполномоченного остается неизменной: священные книги и тексты, созданные зачастую тысячи лет назад, не подлежат проверке на «экстремизм». 

Росту религиозной нетерпимости способствует нежелание некоторых субъектов Российской Федерации исключить из своих кодексов (законов) об административных правонарушениях положения, предусматривающие административную ответственность за «приставание с целью религиозной агитации (навязывание религиозных убеждений)». На практике это нередко выливается в неправомерные штрафы и задержания граждан, проведение в отношении них незаконных процессуальных действий: административных арестов, обысков и личных досмотров, изъятия имущества и религиозной литературы, фотографирования и дактилоскопирования. Информация о подобных эксцессах по-прежнему присутствует в почте Уполномоченного. 

Упомянутые выше положения региональных кодексов (законов) об административных правонарушениях прямо противоречат Конституции Российской Федерации, статья 28 которой гарантирует каждому право свободно «распространять религиозные и иные убеждения», а статья 55 устанавливает, что права и свободы человека могут быть ограничены только федеральным законом. Справедливости ради стоит признать, что в последние годы большинство субъектов Российской Федерации, некогда включивших норму о «приставании с целью религиозной агитации» в свое законодательство, ее оттуда благополучно изъяли, согласившись с доводами Уполномоченного. И только Белгородская и Рязанская области, а также Хабаровский край отказываются сделать это, ссылаясь на отсутствие жалоб граждан. Уполномоченный надеется, что рано или поздно столь очевидным вызовом нормам Конституции Российской Федерации заинтересуются органы прокуратуры.


...

В целом анализ поступивших в отчетном году обращений и другой доступной ему информации приводит Уполномоченного к выводу о том, что для обеспечения подлинной свободы совести государству и обществу предстоит еще сделать немало. В этой связи Уполномоченный хотел бы поддержать выдвинутую Председателем Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации осенью отчетного года идею создания федеральной структуры, профессионально занимающейся всем комплексом вопросов взаимоотношений государства и религии.

...